Главная | Регистрация | Вход
Вы вошли как гражданин Империума | Группа "Странник"
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: AlexNecronos 
Форум » Империум » Империум » Осада Вракса
Осада Вракса
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:23 | Сообщение № 1
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Падение Вракса

Цитата:
"Сектор Скарус подобен торфяному болоту - одна искра способна перерасти в опустошающий лесной пожар. И я буду бороться с огнем".

Его Преосвященство лорд Ксафан, астрал-кардинал Скаруса.

Сегментум: Обскурус.

Сектор: Скарус.

Подсектор: Кирак.

Система: Вракс, четыре планеты (Прим, Секундус, Тертиус и Юрикс). Одна населенная (Вракс Прим).

Разведано: Неизвестно.

Внутренние планеты:

Вракс Прим - поствулканическая, умеренный климат.

Внешние планеты:

Вракс Секундус - камень, атмосферы нет.

Вракс Тертиус - камень, атмосферы нет.

Юрикс - ледяной шар, атмосферы нет. Крупный астероид, захваченный гравитационным полем Вракса.

Спутники:

Вракс Прим - 0.

Вракс Секундус - 1.

Вракс Тертиус - 1.

Астероиды: внешние астероидные поля - не разведано.

Кометы: Не замечено.

Вракс Прим:

Сводка: Вракс является арсенальным миром Департаменто Муниторум. Склад планетарного масштаба для снабжения недавно сформированных полков Имперской Гвардии и экстренных военных нужд.

Размер: По экватору 10136 км.

Гравитация: 1.05 G.

Спутники: Нет.

Население: 8 миллионов (людей и недолюдей).

Скорость вращения: 1.760 км/ч.

Орбита: Примерное расстояние до звезды 172 миллиона километров.

Тип климата: Умеренный – стандартный (бурный).

Средняя температура поверхности: 11 °С.

Тропосферная структура: азот 78,8%, кислород 19%, аргон 1%, озон 1%, углекислый газ 0,1%, сера 0,1%.

Размер десятины: Адептус Нон.

Климатические регионы: Полярные шапки - небольшие северные и южные полюса, вечная мерзлота, неисследовано.

Моря: 55% поверхности планеты покрыто мелкими, богатыми серой морями. Они и наделяют планету окисленной атмосферой, страдающей недостатком серы, однако местные формы жизни не продвинулись в эволюции дальше примитивных форм, бактерий и водорослей.

Горы/нагорья: Неровные, подвергшиеся сильной эрозии нагорья сформированы тектоническими сдвигами. Некоторые месторождения вулканических пород используются для поверхностной добычи и строительства.

Равнины/низины: Сформированы потоками лавы. Ровные поверхности подвержены эрозии, размытию и рассечены каньонами. Основное население сконцентрировано вокруг Цитадели и космопорта на Ван Мирсландских Пустошах.

Климатические феномены: Электрические бури.

Флора: Одноклеточные и водорослевые формы жизни. Дальнейшие исследования не проводились.

Фауна: Не обнаружена.

Экономика: Отсутствует. Весь импорт и экспорт управляется представителями Департаменто Муниторум.

Общество: В качестве комплекса Администратума, общество Вракса организовано с такой же строгой иерархией, как и Администратум на Святой Терре. Мастера, префекты, адепты, ординаты, писцы, шифровщики, кураторы, лакеи и слуги поддерживают в рабочем состоянии разросшуюся бюрократическую машину Вракса.

Миллионы трудовых лагерей охраняются гарнизонами Департаменто Муниторум. Планета имеет свое ополчение, набираемое из рабочих бригад.

Среди рабочих трудовых лагерей присутствует солидная популяция огринов.

Временное население включает в себя пилигримов, прибывающих для посещения Базилики Св. Слепца Леония. Их количество варьируется от 1 до 6 миллионов. Точные цифры неизвестны.

Подразделения Имперской Гвардии прибывают для перевооружения и экипировки перед отправкой на последующие задания. Казармы предоставляются космопортом.

Снабжение водой: Глубокие скважины, проникающие через мягкую кору планеты, извлекают воду из подземных источников. Впоследствии вода перерабатывается и очищается от серных примесей, после чего поступает для дальнейшего распределения.

Основной экспорт: Отсутствует.

Основной импорт: Военное снаряжение, вооружение и боеприпасы всех видов. Пища. Топливо. Товары первой необходимости.

Урбанизация: Крупнейшие городские районы застроены жилыми зонами для рабочих, временными складскими помещениями, ангарами, ремонтными станциями, казармами и административными зданиями. Расположены по большей части вокруг посадочных площадок. Хотя все еще именующийся космопортом, район, по сути, является небольшим городом с населением в восемь миллионов человек.

Остальные городские зоны являются трудовыми лагерями, рассеянными по Ван Мирсландским Пустошам, и служащими в качестве жилых блоков для рабочих, сооружающих и поддерживающих сеть бункеров, служебных дорог и складов Вракса. Эти поселения содержат простейшие казармы для размещения охраны и заключенных.

Мир погрузился в тишину.

Астропатический узел Вракса, собирающий, передающий, шифрующий и перенаправляющий астропатические сообщения со всего сектора Скарус, замолк. Последней передачей было путаное послание, принятое офисом Администратума на Кадии. Ничего необычного замечено не было, поскольку астротелепатические послания редко доходили до адресата без помех. Пси-искусство не относилось к числу точных и небольшой аномалии уделили мало внимания.

Цитата:
Санкторум Астра Телепатика.

Официо Департаменто Муниторум: Терра.

К сведению секретариата прим-префектов, для Магистра Департаменто Муниторум.

Важность: максимус.

Передано: Утилитатум Администратум, Кадия.

Принято: астропат Милий.

Астропатический канал: терминус гриа.

Ссылка: Ордо Еретикус 8789506576/ГГ.

Автор: неизвенстен.

Ответ: Вракс. Последняя передача.

Ниже представлена расшифровка последнего сообщения принятого с Вракса, датированного…

Внимание: расшифрованное сообщение только для просмотра Департаменто Муниторум.

Код допуска: Прима III Первый. Согласно приказу Священной Инквизиции.

"(неразборчиво)… нападение… Цитадель Вракса… (неразборчиво)... кардинал

астра… (неразборчиво)… мастер-префект… генерал…

восстание разрастается… башня Цензориума сейчас

под… (неразборчиво)… требуется немедленная…

(неразборчиво)… срочно…(неразборчиво)…(не� �азборчиво)…

Вверяем наши души Императору… (неразборчиво)…"

Приложение: Вракс. Предположительное восстание.

Лишь спустя много месяцев Магистра Департаменто Муниторум достигла весть о катастрофе, постигшей его арсенальный мир. В коридорах власти Сегментум Обскурус подозрения зародились только тогда, когда даже рутинные послания остались без ответа. Истина открылась лишь тогда, когда были предприняты расследование и полный анализ сложившейся ситуации, а искаженное сообщение перенаправлено самому Магистру Департаменто Муниторум Святой Терры.

Вракс пал. Неприступные крепости и важнейшие склады были в руках мятежников. Как же такое могло произойти?

Возвышение кардинала Ксафана

В 366804М41 астрал-кардинал Борья скончался. Он был весьма и весьма старым человеком, просто древним по меркам простых смертных. Вот уже на протяжении четырех столетий колдовским искусством Адептус Механикус Биологис, ежедневными переливаниями крови и применением редких и дорогих химикатов в его теле поддерживалась жизнь. Но даже ослабший, он до последнего вздоха трудился на благо Империума и вся епархия оплакивала его уход. Колокола скорбно звонили во всех церквах субсекторов, пребывавших под правлением кардинала даже, несмотря на то, что он не покидал кардинальский мир Сан Арторус на протяжении последних двухсот лет. Место Борьи в Священном Синоде оказалось вакантным и требовалось найти адекватную замену усопшему. Таковым оказался кардинал Ксафан, протеже Борьи, чьему продвижению по карьерной лестнице Адептус Министорум способствовало покровительство могущественного патрона. Ксафан был возведен в сан астрал-кардинала Скаруса на Сан Арторусе, однако перед фактическим вступлением в должность, он принял решение совершить паломничество. Ксафан намеревался предпринять грандиозный тур по своей епархии (ибо он ни разу не обозревал своих будущих владений), в который входило посещение множества святилищ и соборов сектора Скарус. В каждом соборе он собирался проповедовать Имперскую Веру и следить, чтобы души миллиардов прихожан были в безопасности.

Паломничество должно было занять пять лет, Ксафана же сопровождала его свита. Тысяча проповедников, дьяконов, кастелянов, слуг и лакеев, вместе с личной охраной из Адепта Сороритас. Эти воительницы были "даром" аббатисы Арторус Приори Ордена Серебряного Покрова в честь возведения Ксафана в сан. Галактика за пределами системы Арторус была полна опасностей, и кардинал обязан был быть в состоянии защитить себя и паству, как силой веры, так и силой оружия.

Долгое паломничество привело Ксафана на множество планет, где само его присутствие как избранного представителя Императора повергало население в религиозную лихорадку. Фанатичные культы, подобные Искупителям, присоединялись к свите кардинала. Паломничество воспринималось ими как крестовый поход, имевший целью очистить сектор от нечестивцев и еретиков. Император ниспослал Ксафана для исполнения святого дела и за кем, как ни за ним, должно было следовать верующим.

На Трациан Примарис проповеди кардинала привлекли десятки тысяч прихожан, которые учинили беспорядки из одного лишь желания хотя бы одним глазком взглянуть на Ксафана. В результате действий Сестер Битвы и арбитров по наведению порядка погибли сотни, однако тысячи присягнули на верность лично кардиналу. От мира к миру свита разрослась до размеров небольшой армии. Прибытие Ксафана было подобно искре, от которой разгоралось пламя веры по всему сектору Скарус. Некоторые экстремисты даже именовали его Мессией.

Среди всей этой фанатичной преданности кардинал Ксафан впервые осознал истинную власть, даруемую его саном. На Сан Арторус было много безусловно неотложной работы, однако здесь и сейчас, среди своей паствы - ему поклонялись. Слова Его Преосвященства могла собрать армии. Вне всякого сомнения, здесь он мог лучше трудиться во славу Императора. На кардинальском мире он бы часами дискутировал с советом, подписывал декларации и присутствовал на встречах с представителями Администратума. В своей же епархии Ксафан был на передовой реальной борьбы с сомневающимися и еретиками, угрожающими божественному правлению Бога-Императора.

Кардинал поделился своими мыслями с советниками, в частности с дьяконом Мамоном, молодым человеком, недавно присоединившимся к свите Его Преосвященства на Трациан Примарис. Ценимый кардиналом как человек дела и разбирающийся в местных особенностях, дьякон поддерживал идеи, уже давшие ростки в разуме Ксафана. С предводителем, объединившим столь великое множество Имперских культов, паломничество кардинала имело шанс перерасти в Войну Веры масштаба всего сектора. Однако Мамон посоветовал Ксафану действовать очень осторожно. Инквизиция широко раскинула свои шпионские сети, и действия астрал-кардинала не избегнут внимания печально известного Ордо Еретикус. Одно неверное движение, и Ксафана арестуют за нарушение суровых законов Экклезиархии. Основную опасность представлял древний запрет духовному лицу иметь под своим началом войска, установленный во времена Эры Отступничества, когда кардинал Вандир поднял бунт, и своим Кровавым Правлением чуть было не разрушил Империум до основания. Скорее всего, среди свиты Ксафана уже имелись предатели и информаторы. Эти слабовольные люди были лишены ясного видения кардинала и понимания его священного замысла. Шпионы состояли на службе Ордо Еретикус и были помехой на пути надвигающейся священной войны. С наущениями Мамона, Ксафан окончательно перестал доверять окружающим. Кардиналу требовался внутренний круг приближенных советников - надежных соратников, за которыми будет установлен пристальный надзор, дабы обеспечить их преданность. Если религиозной войне было суждено начаться, то Ксафану была необходима безопасная и хорошо защищенная планета для подготовки плана дальнейших действий.

Таким образом, выбор пал на Вракс. Планета эта являлась арсенальным миром Департаменто Муниторум, гигантским складом военных материалов, и вместе с тем местом расположения Базилики Святого Слепца Леония. Леоний был миссионером, принявшим мученичество через ослепление в 38-м тысячелетии, во время распространения слова Императора на диких системах сектора Скарус. Храм был возведен для упокоения мощей и реликвий святого. Паломничество Его Преосвященства должно было посетить базилику и разместиться в смежном с храмом дворце. Дворец уже принадлежал Ксафану как часть имений, переданных ему вместе с саном. Содержал его небольшой штат обслуги, на случай, если кардинал когда-либо возжелает посетить свои владения. Однако вместе с тем дворец служил центром управления Адептус Министорум, из которого производился надзор за пилигримами, прибывающими с целью посещения храма.

Заняться приготовлениями кардинал поручил своему любимцу дьякону, которому пришлось получить разрешение на посещение Вракса. Сама система входила в усиленно охраняемую область, и для входа кораблям требовалось специальное разрешение. Необходимо было поставить Депортаменто Муниторум в известность о прибытии кардинала со своей свитой, а Имперскому флоту предписывалось предоставить судно для транспортировки Ксафана и почетную охрану. Все эти действия были предприняты по официальным каналам. Формальности обеспечения безопасности были согласованы и персонал дворца базилики погрузился в лихорадочные приготовления к прибытию Его Преосвященства, стоило только поступить астропатическому сообщению с официальным уведомлением о желании астро-кардинала в течение месяца разместить на Враксе свою резиденцию. Арсенальному миру предстояло стать средоточием власти Ксафана в секторе Скарус до момента начала священной войны или продолжения паломничества.

Кардинал Вракса

Прибытие астрал-кардинала на Вракс было грандиозным событием, кульминацией которого явилось шествие, возглавляемое облаченным в церемониальные одеяния Ксафаном со своей свитой, и имевшее целью посещение мощей Святого Слепца Леония. Тысячи фанатичных пилигримов следовали за ними по пятам. Кардинал прошел до Цитадели по дороге, по обеим сторонам которой в парадном построении ему салютовали солдаты местного гарнизона. Дав свое благословение слугам Императора, он провел встречи с командиром гарнизона и мастер-префектом Департаменто Муниторум, управлявшим оружейными складами планеты. После этого, Ксафан удалился в свой дворец в компании ближайших советников.

Мало кто видел кардинала после этих первых встреч. Он не появлялся на публике, заперся во дворце и предоставлял аудиенции лишь считанным единицам. Жизнь и работа Департаменто Муниторум вернулась в привычное русло. Пилигримы все еще прибывали для посещения храма Св. Леония, а рабочие дробили и перемещали камни. Сестры Битвы из Ордена Серебряного Покрова расположились в небольшом монастыре при базилике и сформировали почетный караул у останков и реликвий святого. Для подозрений не было никакого повода, однако в самом сердце Вракса себе свило гнездо предательство и вероломство.

Вместе с дьяконом Мамоном, Его Преосвященство принялся разрабатывать планы первых шагов грядущей религиозной войны. Безусловно, ему требовалась мощная армия, и хотя он уже обладал костяком из верных последователей, этого было явно недостаточно. Для решения этой задачи, дьякон нашел способ обойти древний запрет для представителей Экклезиархии на командование войсками. Кардинал не мог иметь своей армии, однако, в условиях нависшей угрозы, Базилика Св. Слепца Леония могла выставить для самообороны ополчение из числа монастырской братии. Таким образом, проповедники дьякона и миссионеры разнесли пилигримам и рабочим весть о том, что Вракс находился в опасности. Муссировались слухи, будто силы еретиков уже вторглись в соседние системы, и арсенальный мир обязан был защитить себя. Проповедники тысячами вербовали монахов и пилигримов в ряды ополчения, и вскоре в стенах базилики собралось небольшое войско. Население Вракса погрузилось в религиозный фанатизм. Всякий критикующий Его Преосвященство демонизировался, а некоторые были арестованы и брошены в темницы. Ксафан был для толпы мессией, защитником планеты, и именно ему предстояло спасти свою паству от еретических сил, угрожавших Враксу.

Одновременно с этим, Мамон был занят созданием внутреннего круга фанатично преданных приверженцев кардинала. Проповедникам был отдан приказ вербовать монахов, пилигримов и прочих верующих людей, принесших клятву верности Его Преосвященству. Группа эта получила название "Последователи Ксафана", и включала в себя наиболее ярых сторонников кардинала, на которых он мог положиться и готовых сражаться за своего повелителя до последней капли крови. Также во внутренний круг заманили командиров гарнизонов Вракса - управляющего Цитадели и высокопоставленных командующих ополчения. Мамон полагал преданность этих людей ключевым фактором и, благодаря огромному богатству кардинала, просто купил ее. Там где подкуп не давал результатов, дьякон, пользуясь колоссальным влиянием Его Преосвященства, смещал людей с постов и ставил на их место более податливых. Ни одно войско под командованием этих людей не было в непосредственном подчинении у Ксафана, таким образом, древний запрет нарушен не был, однако это не мешало командирам послушно плясать под дудку кардинала. Ополченцы имели свое предназначение, но не могли заменить хорошо тренированные и экипированные регулярные войска. Со временем, кардинал подмял под себя практически все военные силы планеты, за исключением участков Адептус Арбитрес, оставшихся вне его влияния.

Покушение на Ксафана

Пока Его Преосвященство скрывал свои истинные намерения, его учение распространилось среди угнетаемых и отчаявшихся рабочих бригад Вракса подобно лесному пожару. Эти осужденные влачили жалкое существование на стройках подземных хранилищ, оборонительных сооружений и дорожных сетей Департаменто Муниторум. На планете были зарегистрированы миллионы рабочих, одетых в износившиеся и изодранные одежды, скованных вместе цепями и непрестанно находящихся под присмотром охраны. Проповедники Ксафана разнесли весть, даровавшую этим несчастным небольшой лучик надежды - кардинал простит прегрешения и преступления всякому примкнувшему к грядущему крестовому походу. Для многих это был шанс сбежать от их нынешнего, жестокого и короткого существования. И этот шанс был искрой, из которой возгорелось пламя мятежа.

Слова кардинала были услышаны и другими. Дьякон Мамон оказался прав, Инквизиция имела множество информаторов и вскоре новости о проповедях Его Преосвященства встревожили Ордо Еретикус. Их священным долгом было искоренять ересь внутри Имперского Культа и отслеживать вражеское влияние на различные ведомства Империума. Инквизиторы видели это и ранее - опьяненные властью кардиналы отворачивались от света Императора, считая, что им должно поклоняться наравне с Владыкой Человечества. Необходимо было предпринять решительные действия, и был отдан секретный приказ прервать недолгое правление Его Преосвященства Ксафана.

Ассасин-снайпер выжидал своего часа на протяжении многих дней. Под покровом темноты он, в обличие пилигрима проник внутрь Цитадели. Избегая охранников, ассасин взобрался на самую высокую башню базилики - оттуда ему был виден практически весь дворец. Там, на узком выступе, под защитой своего камуфлирующего костюма, он терпеливо ждал удобного момента для нанесения удара.

Одинокий выстрел прогремел в Цитадели. Мощный проникающий снаряд пробил декоративную колонну и попал в кардинала. В яркой вспышке энергии Его Преосвященство отбросило назад, однако встроенный в розариус генератор преломляющего поля спас жизнь Ксафана. Телохранители кинулись к своему хозяину и двое тут же погибли от метких попаданий в голову. Кровь залила мозаичный пол базилики, но единственный шанс снайпера был упущен. Ассасин быстро перезарядил винтовку и спрыгнул в узкое отверстие, через которое и попал на выступ. Внутри древней башни было темно и пыльно. Его маска компенсировала отсутствие света, и снайпер сбежал по узкой спиральной лестнице. План побега был заранее отработан и четко вырисовывался в памяти.

Внутренний двор Цитадели кишел паникующими пилигримами и бегущими охранниками. Снайпер вышел из двери и наткнулся на начинающего проповедника, оцепеневшего при виде гибкой черной фигуры. Это было последнее, что он увидел в своей жизни, ибо выстрел винтовки класса "Экзитус", произведенный от бедра, пробил его грудь. Ассасин скрылся, однако погоня уже была организована. Телохранители поспешили перекрыть все выходы из дворца и базилики. Снайпер ускользнул через боковую дверь, отстрелив замок - скрытность теперь была ни к чему, и все что имело значение, это успешный побег - и смерть всех, кто встанет у него на пути. Выбросив винтовку ради дополнительной скорости и достав пистолет, ассасин бежал со всей дарованной ему скоростью по плохо освещенному коридору. Пара беглых выстрелов и два преследовавших охранника сползли в луже крови на пол. Укрывшись в боковой нише и поливая проход пистолетным огнем, снайпер заметил, что люди кардинала появились и с другого конца коридора. Он отчаянно искал пути для отступления.

Перекатившись через коридор, ассасин заметил дверь и одним ударом снес ее с петель. За ней располагалась старая лестница, ведущая вглубь к склепам базилики. Рванувшись прямиком во тьму, снайпер обнаружил себя в тупике. Здесь лежал древний саркофаг святого человека, а также останки множества пилигримов, посещавших Вракс в былые столетия. Первые вбежавшие в склеп телохранители первыми же и погибли от метких выстрелов. Но теперь ассасин был загнан в угол без малейшей возможности бежать. В склеп закинули гранаты, после чего люди Ксафана ворвались внутрь. Последней парой патронов снайпер уложил еще двоих охранников, после чего был безжалостно изрешечен пулями. Тело ассасина вытащили на всеобщее обозрение и пронесли парадом перед верующими. Это был предатель, пытавшийся убить Его Преосвященство.

Мятеж!

Силы изменников нанесли удар по кардиналу, предприняли попытку убить их Мессию, так говорили проповедники Ксафана. Вести о покушении привели к беспорядкам в космопорте Вракса, когда пилигримы обезумели от страха, полагая, что вражеские войска, как и предсказывалось, начали вторжение. Ополченцы спешили вооружаться, и охранникам арсеналов был отдан приказ не препятствовать им. Мародеры массово расхищали оружие и снаряжение. Адептус Арбитрес выдвинулись для наведения порядка, однако вскоре обнаружили себя в самой гуще ожесточенного сражения на улицах космопорта. Они запросили поддержку у гарнизона Цитадели, но по приказу дьякона Мамона им было отказано. Через некоторое время участок арбитров был осажден озлобленной толпой и продержался еще несколько недель, прежде чем, в конце концов, пасть под натиском.

Началось. Кардинал был готов захватить Вракс и начал свой крестовый поход. Повсюду в четвертой жилой зоне вспыхивали стычки между бригадами рабочих и их охранниками. Остальные заключенные последовали примеру своих товарищей и вскоре присоединились к разграблению арсеналов. Охранники бежали в страхе перед озверевшими толпами.

Все еще лояльные мастер-префекту Вракса люди попытались отдать приказы об организации ополчения для противостояния мятежникам, однако эти решения были быстро отменены контрприказом офицеров кардинала. На протяжении следующих нескольких дней царил полнейший хаос, и казалось, что на Враксе разразилась гражданская война. Повсюду происходили кровавые сражения между сторонами, зачастую даже не вполне понимающими, почему они дерутся между собой. Аббатиса Ордена Серебряного Покрова потребовала немедленной аудиенции у Его Преосвященства. Безусловно, надлежало провести мобилизацию Сестер Битвы и навести порядок, или, по крайней мере, придти на помощь осажденным в районе космопорта арбитрам. Вместо этого Последователи Ксафана арестовали аббатису и бросили ее в тюремные подземелья Вракса. Вслед за арестом люди кардинала проследовали в монастырь и заключили под стражу остальных Сестер Битвы. Некоторые оказали сопротивление, однако численный перевес врагов и внезапность предательской атаки не оставили обороняющимся никаких шансов. Захваченные в плен Сороритас были закованы в кандалы и брошены в темницы. В то же время тюрьмы опустели, а прежние обитатели оных предстали перед Его Преосвященством, человеком, избавившим заключенных от их незавидной участи.

По приказу дьякона Мамона Последователи Ксафана выдвинулись на штурм резиденций Администратума и мастер-префекта. Последний попытался бежать, но был убит на пути к посадочной площадке челноков. Вскоре вся Цитадель оказалась под полным контролем кардинала. Солдаты гарнизона, следуя приказам командиров, заперли себя в казармах. Всякий, отказывающийся присягать на верность Его Преосвященству, был казнен Последователями Ксафана. Башня Цензориума также была взята штурмом, а все до единого астропаты перебиты. Пока сражения велись по всей планете, Цитадель пала изнутри.

Когда последние отзвуки боев утихли, кардинал Ксафан остался единоличным правителем Вракса...
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:24 | Сообщение № 2
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Война надвигается

Цитата:
"Не будет никакой великой победы, мы не добудет наград или славы на Враксе. Все будет жестоко и безжалостно. Мы заставим врага истечь кровью прежде, чем истечем сами".

Лорд-Командующий Зёлк, 88-я Осадная армия.

Ответ Департаменто Муниторум

Департаменто Муниторум не сразу среагировал на падение Вракса. Вестям о мятеже потребовалось много времени для подтверждения и достижения офиса Магистра Департаменто Муниторум в Сегментум Обскурус. И даже после подтверждения, Официо не мог действовать без уведомления Администратума на Терре. Минули месяцы бездействия, прежде чем бюрократия в сердце Империума переварила полученную информацию. Когда же сообщение о судьбе Вракса приобрело высший приоритет, шестерни Администратума медленно повернулись.

Допустить утерю арсенального мира было абсолютно неприемлемо. Хотя небольшой мир с населением в восемь миллионов человек был малозначителен по сравнению с эпическими крестовыми походами Тиранических войн, бушевавших в тот момент в Восточном Пределе, именно стратегическое расположение Вракса в тыловой цепи Департаменто делало потерю арсенального мира столь болезненной. Кто знал, какой урон будет нанесен, если полки Имперской Гвардии окажутся без надлежащего снабжения перед грядущими сражениями? Гадания на Имперских Таро относительно Вракса предвещали сплошь беды и несчастья. Потеря арсенального мира существенно ослабила оборону Империума вокруг Глаза Ужаса. Безусловно, слуги Темных богов не упустят возможности нанести удар по мирам сектора Скарус. И стоит их плану увенчаться успехом, после захвата других планет еще больше еретических сил слетится, подобно мотылькам на пламя, дабы присоединиться к разграблению. Более того, через десять лет утеря Вракса могла стать искрой, от которой мог разгореться новый Черный Крестовый Проход. Верховный Магистр Департаменто Муниторум не мог пойти на подобный риск. Арсенальный мир должно было вернуть под власть Императора любой ценой. Но как?

Задача захвата Вракса была возложена на Верховное командование Имперской Гвардии Сегментум Обскурус, дислоцированного на Кадии. На совете по обсуждению планов кампании лично присутствовали Лорд-Кастелян и Лорд-Командующий Обскурус. Выполнить приказ Святой Терры было крайне непросто. Поскольку Вракс был специально подготовлен для противостояния вторжению, любая битва потребует колоссальных усилий. Оборонительные системы планеты беспрестанно улучшались, начиная еще с древних времен. Вракс был миром-бастионом, неприступным для лобовой атаки – еще никому не удавалось взять его штурмом.

Обсуждались различные пути решения проблемы. Некоторые офицеры даже утверждали, что планы отбить планету являются глупостью, поскольку людские и материальные потери при операции позволят остальным мирам пасть под натиском врагов Империума; Вракс был потерян, и Департаменто оставалось лишь направить усилия на предотвращение подобной трагедии в грядущем, а не планировать безнадежную кампанию по исправлению собственных ошибок и суждений. Склады арсенального мира были утрачены, так почему бы не списать урон и не сконцентрироваться на увеличении производства в Сегментуме для компенсации потерь?

Голоса скептиков не повлияли на решимость верховного командующего и его штаба начать войну. Приказ исходил с самой Терры, скрепленный печатью префекта канцелярии Магистра Администратума – столь высокопоставленного слугу Верховного Лорда Терры нельзя было так просто проигнорировать. Промедление в действиях почти наверняка повлечет скорое возмездие со стороны Инквизиции. Предпочитал ли кто-то из присутствующих на совете отвечать за свой провал в пыточных камерах Ордо Еретикус?

Даже с небольшим шансом на успех, но войне за Вракс было суждено начаться. Задачей совета было определить методы ведения этой войны. Первым предложением было самое простое, внезапная лобовая атака. Это включало бы в себя орбитальную бомбардировку мощными судами Имперского флота, и, возглавляемый силами Адептус Астартес, штурм. Посланники в кратчайшие сроки могли связаться с космическими десантниками для обеспечения их содействия. Верховное командование начало подсчеты требуемых для подобной операции ресурсов. Архивы перетрясли в поисках информации по оборонительным системам Вракса – собранное досье оказалось очень большим и во время чтения все больше повергало собравшихся в уныние.

Еще в период постройки было совершенно очевидно, что Цитадель и космопорт арсенального мира будут уязвимы для нападения с орбиты. Защитные сооружения были спроектированы как раз с целью отражения подобной атаки. Лазерные батареи окольцовывали главные цели, возможно около сотни орудий, и этой огневой мощи хватало для противодействия целому флоту на нижней орбите. Имперские линкоры и крейсера были колоссальными звездолетами, однако ни один космический корабль не в состоянии тягаться с планетой. По сравнению с глубоко врытыми батареями, суда флота окажутся в крайне неблагоприятных условиях ведения боя. Для высадки войск кораблям потребуется выйти на нижнюю орбиту, где они будут уязвимы во время выхода на позицию для запуска десантных челноков. Сами транспорты попадут в прицел защитных систем, и единственное попадание лазерной батареи разорвет челнок в клочья, а прорвавшиеся войдут в зону поражения сети противовоздушной обороны среднего и дальнего радиуса действия. Выводы из расчетов логисов показывали, что планетарный штурм себя не оправдает и приведет к колоссальным потерям в живой силе и снаряжении, а число достигших поверхности войск окажется явно недостаточным для захвата Цитадели. Даже могучие космические десантники не отважатся предпринять подобную операцию. Ни один Магистр Ордена не подвергнет свою боевую баржу с воинами на борту риску уничтожения ради ничтожного шанса на победу. Так что рассчитывать на поддержку космических десантников в случае одобрения планов планетарного штурма не приходилось. Скорейшее и простейшее решение было отвергнуто. Как бы ни был захвачен Вракс, сделать это быстро не удастся.

Была вынесена на обсуждение альтернативная долгосрочная стратегия. Кто-то предложил воспользоваться Имперским флотом для установки блокады с целью изолировать систему от прибывающих подкреплений. Далее в течение, скажем, ста лет, производить рейды на планету. Высаживая небольшие, хорошо подготовленные отряды для нанесения точечных ударов по защитникам и, в особенности, по лазерным системам орбитальной защиты. Истощить силы обороняющихся, батарею за батареей. Возможно через столетие изоляции и рейдов, защитные системы будут столь слабы, что окажется возможным привести в действие операцию планетарного штурма. Однако вновь вычисления логисов не вселили надежд. Данный план мог сработать с расчетом на период исполнения в пятьсот лет. Департаменто Муниторум отвергло эту идею как неадекватную. Они не собираются ждать полтысячелетия ради захвата одного мира.

Третьим подробно расписанным предложением являлось проведение массированной осадной операции. Требовалась наземная армия, достаточно большая для поддержки осады на протяжении многих лет, и способная безжалостно сокрушить оборону врага. Если удастся превратить битву за Вракс в войну на истощение, тогда, в конце концов, обладая существенно превосходящими ресурсами, лоялисты одержат верх. Если Департаменто Муниторум был готов к двойному соотношению потерь нападающий-защищающийся, то, сколько потребуется времени и людей для захвата арсенального мира?

Люди-компьютеры принялись за подсчеты. Учтя все факторы, коэффициент замещения, требования по снабжению, прихоти варп-путешествий, количество припасов и людские ресурсы врага, был выдан ответ. Через двенадцать стандартных земных лет с начала осады, включая время на подготовку, Вракс вернется под контроль Империума.

Результаты изучения возможных дальнейших действий были переданы Магистру Департаменто Муниторум на Святой Терре. Тут принималось рабочее решение. Сможет ли Департаменто справиться с проблемой снабжения живой силой и материалами в столь масштабной операции? Ответ был дан – снабжение и люди будут найдены, кроме того сформируют новую армию исключительно для захвата Вракса. Она получила обозначение как 88-я Осадная армия Имперской Гвардии.

88-я Осадная армия Имперской Гвардии

Все солдаты для новой армии будут призваны с планеты Криг. Криг уже обладал одной из самых высоких квот по формированию полков Имперской Гвардии. Лишь считанные миры в Империуме предоставляли больше солдат для службы Императору. Известные как Корпуса Смерти, люди Крига являлись мрачными воинами, выработавшими определенные доктрины ведения боя за время кровопролитной пятисотлетней гражданской войны на их родной планете.

Во время этой войны, лоялисты попытались уничтожить мятежников применяя ядерные бомбардировки. Планета погибла, когда на всей поверхности Крига к небу вознеслись грибообразные облака. Дабы выжить на адских, зараженных радиацией полях сражений, население, и война, спустились под землю. Лабиринты траншей и тоннелей испещрили всю планету, и война перешла в позиционную стадию. Но это значило, что на протяжении пятнадцати поколений люди Крига росли и выживали в ходе непрекращающейся "окопной" войны и битвы на истощение. Когда дело касалось таких кровопролитных и неторопливых сражений, Корпусам Смерти не было равных. В отличие от прочих полков Имперской Гвардии, характерной особенностью характера криговцев была их готовность без малейших раздумий принести себя в жертву. Они были в состоянии вынести кошмарное психологическое давление, вызванное затяжной войной. В прошлом, иные полки ломались от перенапряжения в течение длительных кампаний и даже поднимали бунт. Корпус Смерти нельзя сломить, они продолжат сражаться, невзирая на потери. Другого пути они просто не знают.

Общее командование 88-й Осадной армией было вверено Лорду-Командующему Зёлку, сыну благородного рода, чье влияние широко простиралось на высшие эшелоны власти Имперского флота и Гвардии. Его прапрадедушка однажды служил в качестве атташе Лорда-Командующего Солар на Терре. Навыки лорда Зёлка, необходимые для успешного ведения кампании, в отличие от социального положения, были немногочисленны – лишь военное воспитание и доскональное изучение Тактика Империалис. Однако политическое давление и доброе имя семьи принесли свои плоды. Лорд Зёлк назначил большой штаб для начала долгого процесса организации армии и подготовки к битве за Вракс. Продолжительные приготовления к осаде арсенального мира, в сущности, были просты до бесчеловечности. Сколько гвардейцев должно погибнуть для окончательного захвата планеты? Планирование атак оборонительный линий, укрепрайонов, космопорта, защитных батарей и, в конечном счете, штурм Цитадели, были сведены к математической формуле. Все в 88-й Осадной армии было расходным материалом. Скольким солдатам копать траншею и сколько нужно лопат? Сколько людей потребуется для захвата ста метров территории или опорного пункта? Сколько орудий необходимо для разрушения вражеской сети траншей? Сколько буксиров, пулеметных расчетов, снарядов, запасных частей, порций воды и пищи? Списки были бесконечны. Лист за листом заполнялся результатами предварительных расчетов. Прежде чем первый гвардеец был приписан к полку или произведена первая винтовка, 88-я Осадная армия уже существовала на страницах тысяч листов и информационных планшетов.

Это был наиболее обезличенный тип войны. В Корпусах Смерти бойцы обладали не именами, но номерами, для удобства подсчетов и быстроты заполнения списков потерь. Подразделения отправлялись в бой, уже зная, скольким предстояло погибнуть. По результатам тщательных подсчетов логисов, 88-я Осадная армия могла с высокой точностью предугадать исход любого сражения. Что будет достигнуто и с какими потерями? Жизни гвардейцев Крига были не важнее величины дневного расхода топлива или артиллерийских снарядов. Формула определит, когда и сколько солдат вступят в битву. Она же утверждала, что победа будет достигнута в течение двенадцати стандартных терранских лет.

Защитники Вракса

На Враксе внезапное восстание и победа кардинала обернулись лавинообразной эскалацией уличного насилия. На протяжении нескольких месяцев мятежники дрались друг с другом с целью установления новой властной структуры при Его Преосвященстве. Из гарнизонов и трудовых лагерей явились новые лидеры. Присягнувшие режиму кардинала награждались высокими постами, а наиболее проявившие себя имели шанс вступить в ряды надзирателей или даже Последователей Ксафана - элитного кадрового состава войск Его Преосвященства, в чью задачу входило обеспечение беспрекословного подчинения и дисциплины, невзирая на чей-либо статус или должность.

Когда кровопролитие и бунты утихли, командирам кардинала был дан первый приказ - обезопасить Вракс от любого ответного нападения лоялистов. Их задача заключалась в создании боеспособной и хорошо экипированной армии. В руках мятежников имелись колоссальные запасы Имперской Гвардии. Войска бунтовщиков будут хорошо оснащены и засядут в мощных укреплениях, однако следовало быть готовыми ко всему, что мог обрушить на них Империум. Кардинал отдал инструкции превратить планету в бойню для любой атакующей армии. Населению сообщили, что оно может не ждать пощады от атакующих, и единственный шанс сохранить свою жизнь - сражаться до последней капли крови. Лишь в поражении врага лежит их путь к спасению, а особо отважных ждут великие награды и почести. Что же касается уклоняющихся от исполнения своего долга перед Его Преосвященством, то их ждали лишь массовые расправы от рук надзирателей.

Только-только обретенная вслед за восстанием свобода мятежников оказалась недолговечной. Рабочие вновь вернулись в лагеря, трудясь над усовершенствованием оборонительных сооружений, закладывая минные поля и протягивая километры колючей проволоки. Артиллерийские расчеты практиковались в точности стрельбы и пристреливали свои орудия. Мятежники-ополченцы, добровольно или нет, тренировались со своим недавно награбленным оружием. Армия Ксафана набиралась сил и, когда наступит время решающей битвы, враги уплатят кровавую цену за попытку вторжения. Эта бойня доставит удовольствие Кардиналу и обеспечит его победу.

Противостоящие армии

Армия, которой собирался противостоять Империум, была серьезным оппонентом хотя бы в силу одних своих размеров. Даже не обладая точными данными, по предварительным оценкам население Вракса составляло около восьми миллионов человек, и все они отныне могли считаться предателями и потенциальной живой силой для войск еретического кардинала. Армия эта будет состоять из подразделений самого разного уровня подготовки, от хорошо вымуштрованных, экипированных и фанатично преданных солдат, до недисциплинированной толпы.

Самыми мощными войсками Вракса являлись Последователи Ксафана. Эти элитные бойцы лично отбирались представителями кардинала из числа наиболее преданных участников восстания, а некоторых выбрали за немалые навыки в военном деле. Каждый из Последователей приносил клятву лично Его Преосвященству и взамен получал доступ к наиболее ценному снаряжению. Империум не располагал данными о точном их числе, но предполагал, что личные войска Ксафана составят мощный костяк армии противника.

Далее имелись вспомогательные гарнизоны. По причине своего расположения и стратегической важности, на Враксе была дислоцирована огромная группировка вспомогательных гарнизонов. Они, по большому счету, были эквивалентом Сил Планетарной Обороны, второго эшелона за полками Имперской Гвардии. Гарнизоны не обладали подготовкой или снаряжением регулярных подразделений гвардейцев, однако доступ к захваченным складам в некоторой степени уравнивал шансы за счет крупных запасов военного оборудования, "Леман Руссов", "Химер" и "Василисков". Смогут ли они эффективно воспользоваться добытым оружием, оставалось вопросом открытым, но следовало помнить, что основа гарнизонов была сформирована из ветеранов и офицеров, пришедших на службу из не подлежащих восстановлению полков Имперской Гвардии. Однако можно было утверждать, что даже хорошо оснащенные, эти подразделения имели мало шансов на проведение крупномасштабной скоординированной операции. Но, тем не менее, вспомогательные гарнизоны могли нести службу в бункерах и иных стационарных оборонительных укреплениях.

Следующим типом войск изменников являлись рабочие бригады. Департаменто Муниторум имел на Враксе множество трудовых лагерей, содержащих довольно крупную популяцию огринов. Команды состояли из "временно закабаленных" рабочих, выполнявших рутинный труд, такой как постройка дорог, ремонт феррокритовых бункеров, укрепление защитных сооружений, проведение взрывных работ под новые подземные стройплощадки и транспортировку грузов в космопорте. Большинство из них давно отчаялись, и влачили жалкое существование средь жестокости и тяжкого труда. В итоге, многие примкнули к силам восставшего кардинала добровольно, рассматривая сражение за своего предводителя как возможность сбежать от своей тяжкой судьбы. Общее недовольство текущим мастер-префектом Департаменто Муниторум, плохо обращавшимся с рабочими, также подлило масла в огонь мятежа. Многие примкнувшие к изменникам уже имели базовые навыки ведения боевых действий, поскольку помимо работы, бригады предоставляли живую силу для ополчения. В случае нападения, гарнизоны не имели достаточного числа людей для заполнения всех оборонительных позиций. Эта обязанность возлагалась на ополчение. Вступившие в него рабочие получали дополнительные пайки, чуть лучшие условия проживания, а также тренировочные дни. Хотя обучение было лишь поверхностным, ополчение Вракса было огромной силой. Один из четырех рабочих уже призывался, либо добровольно записывался в ополчение. Без артиллерии, боевых машин и тяжелого вооружения, оно являлось третьим эшелоном обороны планеты. Недостаток огневой мощи бригады ополченцев также могли компенсировать за счет награбленного имперского оружия, а дополнительные тренировки позволили бы рабочим оборонять стационарные укрепления.

Последнюю часть армии мятежников составляли странствующие пилигримы и бывшие функционеры Департаменто Муниторум. Это были люди, не имевшие военного опыта, но, подобно рабочим бригадам, украденное у Имперской Гвардии вооружение заставляло с ними считаться. Хотя многие пилигримы считали кардинала своим мессией, большинство понятия не имело, почему или за что они идут в бой. Значительное число вступили добровольцами в монастырское ополчение, убежденные, что исполняют свой священный долг по защите Базилики Св. Слепца Леония от вражеских сил. Им сообщили, что вторгшиеся являлись еретиками, и всем верующим должно примкнуть к защитникам, дабы не допустить осквернения святого места. Даже учитывая объемы добытого оружия, этим войскам отдавался низший приоритет при распределении обмундирования.

Для поддержания боевого духа пилигримов. Ксафан направил своих агентов и проповедников, которые распространяли учение Его Преосвященства, и укрепляли преданность бойцов. Некоторые из солдат гарнизонов, зачастую бывшие сержанты, были произведены в надзиратели. Задачей этих людей было поддерживать дисциплину и порядок, по аналогии с комиссарами Имперской Гвардии. В бою надзирателям предполагалось находиться за линией фронта и расстреливать солдат, оставивших свои позиции. Но наибольшее беспокойство вызывали выпущенные из подземелий Вракса арестанты. В ряды изменников влились безумцы и психопаты, не говоря уже о проявляющих психические способности узниках. Беззащитные перед сущностями варпа, несколько сотен подобных заключенных ожидали прибытия очередного Черного Корабля Инквизиции для отправки на Святую Терру. Кардинал относился к этим нелицензированным псайкерам как к своим детям, утверждая, что они передавали ему благие вести от богов!

Несмотря на столь различные уровни подготовки, преимуществом защитников Вракса будет доступ к снаряжению Имперской Гвардии и уже возведенные оборонительные линии.

Штурмовать столь мощные защитные сооружения предстояло подразделениям, призванным с планеты Криг. Печально известные Корпуса Смерти были одними из лучших полков Имперской Гвардии во всем Империуме. Воины Крига были преданны, исполнительны и дисциплинированы сверх всякой меры. Они могли сражаться с практически бесчеловечным пренебрежением к потерям, почитая своей высшей целью смерть в бою и самопожертвование во славу Императора.

Сломить боевой дух 88-й Осадной армии было практически невозможно, именно по этой причине их и избрали для участия в кампании. Снаряжение для Корпусов Смерти предоставят из собственных арсеналов Крига, а типы вооружения будут разниться в зависимости от предназначения подразделения. Для этой кампании большинство полков будут осадными, с расчетом на затяжную позиционную войну, с упором на различные виды артиллерии. Именно артиллерия лежала в основе всего плана по захвату Вракса, и именно ей предстояло сыграть ведущую роль. Орудия были ключом к успеху, и сосредоточениям тяжелых батарей предполагалось смести укрепленные позиции врага с лица земли, тем самым обеспечив пехоте пути для наступления. Каждому полку приписывалась своя артиллерийская батарея, варьирующаяся по составу от небольших минометов для использования на линии фронта, до тяжелых орудий и мортир. Также имелись осадные пушки класса "Медуза" и "Сотрясатель" - рабочие лошадки 88-й армии, а также могучие "Бомбарды" - самые тяжелые из имеющихся в распоряжении Имперской Гвардии. Задачей этих колоссальных орудий было сокрушение наиболее укрепленных оборонительных линий противника. Для усиления своей огневой мощи, командиры 88-й армии могли воспользоваться великим множеством независимых артиллерийских батарей, включая тяжелые осадные полки.

Прочие подразделения будут оснащены как более мобильные бронетанковые войска, используемые для прорыва позиций противника. Поскольку не предполагалось, что эти войска будут находиться на линии фронта продолжительное время, задачей танков была поддержка пехотных атак. Выводить войну из позиционной стадии и ввязываться в крупномасштабные танковые сражения командование не планировало. И все же, "Леман Руссы", "Гибельные Клинки" и "Горгоны" сыграют свою роль при штурме.

Поле боя

Для солдат Корпусов Смерти, Вракс будет абсолютно незнакомым окружением. Все они были взращены в подземных городах-ульях Крига, где люди привыкли к перенаселенности и переработанному кислороду. Тренировки проходили на холодной, зараженной поверхности планеты, среди вечной ядерной зимы и разрушенных остовов древних городов. Ландшафт был изрезан тянувшейся чуть ли не через всю планету сетью траншей и ржавеющей колючей проволокой, оставшейся после гражданской войны. Корпуса Смерти преодолевали зоны повышенной радиации, сражались в тренировочных битвах с прочими проходящими обучение подразделениями, маршировали, копали линии траншей. Условия были кошмарными и не все переживали полный курс тренировок, однако, невзирая на всю тяжесть, это не могло сравниться с настоящим сражением. Теперь же Корпуса Смерти вступали в самое горнило битвы, многие в первый раз - и хотя они несли полковые номера с долгой и славной историей, это были восстановленные полки, имеющие в своих рядах множество новобранцев.

Сам Вракс являлся бесплодной, каменистой и тусклой планетой, покрытой серным покровом старой вулканической пыли. Климат был более мягкий, чем на Криге, однако электрические бури происходили ежедневно, также случались внезапные ливни, которые заканчивались так же быстро, как и начинались. Эти природные явления превращали местность в непроходимое серое болото до тех пор, пока вода не впитывалась в пористую поверхность планеты.

Основные боевые действия развернутся на Ван Мирсландских Пустошах, пяти тысячах квадратных километров бесплодных равнин, среди пологих холмиков и редких скоплений вулканических камней, пока еще не размытых дождями. Ландшафт практически пустынный, но это будет территория, хорошо известная врагу. Департаменто Муниторум снабдило офицеров Крига картами, однако на них не было достойных упоминания особенностей рельефа. Противник знал все возвышенности, где можно установить орудия с наибольшей эффективностью. Все это интуитивное понимание поля боя Корпусам Смерти предстояло выработать уже в процессе кампании…
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:25 | Сообщение № 3
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Поля смерти Вракса

Цитата:
"Наша вера проста. Мы готовы в любой момент пожертвовать всем ради победы".

Полковник Цек, 15-й Осадный полк Крига.

Высадка

790812.М41 двести тысяч гвардейцев 143-го Осадного полка Крига, одной серой шеренгой за другой, ступили на посадочные трапы транспортных кораблей. Они были первыми солдатами 88-й Осадной армии, отправляющимися на Вракс. Первыми, но далеко не последними – транспорты были лишь малой частью огромной армады кораблей, готовящейся отбыть к арсенальному миру.

Лорд-Командующий Зёлк расположил свой штаб на Трациан Примарис, основной планете сектора Скарус. Неодолимая боевая машина пришла в движение и личное присутствие Лорда-Командующего на Враксе не требовалось. Он будет наблюдать за ходом кампании на расстоянии. Победа была уже обеспечена, и оставалось лишь отслеживать регулярность поставок снабжения и восполнение потерь.

Первый конвой судов, несущих в своем чреве людей, припасы и оборудование с Крига, прибыл в систему Вракс к 199812.М41. Авангард 88-й Осадной армии разместился в двадцать одном транспортном корабле различных размеров, сопровождаемых судами Имперского флота под командованием адмирала Расьяка на его флагманском крейсере "Лорд Беллерофон". Они проложили курс с таким расчетом, чтобы подойти к арсенальному миру с безопасной стороны, не прикрытой защитными лазерными батареями. Обороняющиеся не располагали флотом, способным помешать приближающейся армаде, и высадка началась в относительной безопасности.

Зоны высадки были выбраны с расчетом предоставить 88-й армии мощный плацдарм для предварительной организации прибывших полков и складов снабжения. Посадочные площадки необходимо было обезопасить от возможных атак противника, так что первые прибывшие гвардейцы 143-го практически сразу возвели первичную сеть траншей. Для этой цели использовались экскаваторы типа "Атлас", инженерный вариант тягача с аналогичным названием, пропахивающие землю, на которую впоследствии устанавливались минные поля и колючая проволока. Подразделения Всадников Смерти были высланы для патрулирования окрестностей, однако они докладывали лишь о пустынной местности без признаков присутствия врага. Противник не предпринимал попыток помешать высадке и первичной организации, вместо этого он еще больше укрепил свои позиции.

На протяжении нескольких месяцев зоны высадки были подобны разворошенному муравейнику, по мере того, как десантные и грузовые корабли доставляли с орбиты солдат, орудия и снаряжение. Шаттлы курсировали непрерывно, а провиант, питьевая вода, амуниция, снаряды и прочие необходимые для нормального существования армии ресурсы запасались на огромных складах с расчетом на двенадцать лет. Эта деятельность была крайне масштабна и продолжалась до тех пор, пока на Вракс не прибыли все полки 88-й Осадной армии.

Потребовалось около года для завершения всех приготовлений. В то же время Департаменто Муниторум также доставил на Вракс большой контингент рабочих бригад, состоящий из более чем полумиллиона человек. По большей части это были заключенные с тюремных миров Арфисты, в задачу которых входило поддержание военной экономики.

После завершения высадки на арсенальный мир, гвардейцам предстояло пройти почти две тысячи километров до своей первой цели. Глупо было бы ожидать, что люди, лошади и машины смогут преодолеть весь этот немалый путь и сохранить полную боеспособность, таким образом, была разработана альтернативная транспортная система.

Рабочие команды принялись за протяжку железнодорожных путей. Рельсы прокладывали днем и ночью, и транспортная сеть быстро продвигалась на север. В заданный срок, по рельсам устремятся составы с гвардейцами, которые отправятся с дальних станций прямиком на линию форта. На борту одного из транспортных судов прибыла делегация Адептус Механикус, а с ними и локомотивы – колоссальные ревущие стальные мастодонты, способные тянуть за собой сотни тяжелых вагонов. Техножрецы сделали свою работу и вскоре локомотивы встали на рельсы, готовые доставить солдат 88-й Осадной армии прямо под нос врага. По мере того, как росли запасы военных ресурсов, увеличивалась и протяженность железнодорожных путей. 9605812.М41 первый состав отбыл из депо, денно и нощно неся гвардейцев и орудия 3-го Осадного полка по Саритамским равнинам. По прибытии полк соорудил передовую станцию, всего лишь в двухстах километрах от позиций еретиков. Отсюда солдаты будут отправляться на фронт. Локомотивы беспрерывно доставляли новые и новые полки Корпуса Смерти, а рабочие команды трудились над расширением основной ветки и постройкой промежуточных станций для складирования топлива, пищи и иных военных запасов. Массивная тыловая база для поддержки подразделений с Крига была создана.

План кампании

План 88-й Осадной армии по разрушению оборонительных линий Вракса и последующему захвату Цитадели включал в себя многократные наступления на двух фронтах. Вместо атаки на одном направлении и предоставлении противнику шанса сконцентрировать свои силы на данном участке, имперское командование приняло решение окружить Вракс и рассредоточить давление по всем фронтам. Подходы к Цитадели определялись местностью. С юга и востока территорию пересекали глубокие ущелья и каньоны, являющиеся непреодолимой преградой для любой пешей армии. Когда предки первых колонистов на Враксе планировали постройку Цитадели, они выбрали подходящее место. Удар должен быть нанесен с запада или севера, где были сосредоточены основные оборонительные укрепления.

1-й и 30-й Корпуса сформируют северную группу войск, а 12-й и 34-й – южную, дислоцированную вблизи Саритамской Бездны в секторе 45-45. Этим двум соединениям предписывалось прорвать внешнюю западную линию обороны.

1-му Корпусу был отдан приказ атаковать северные укрепления в обход западных. Это, в идеале, позволило бы имперцам продвинуться восточнее, миновав северную линию обороны, постройка которой так и не была завершена, и нанести удар прямиком по второй линии из сектора 57-63. Безусловно, от всех корпусов требовалась образцовая слаженность действий, дабы избежать растягивания фронтов, отрыва подразделений от линий снабжения и вражеских контратак. Каждый плацдарм должен был быть захвачен планомерно и со всей возможной осторожностью. К тому же доктрины Крига не предполагали углубления во вражеские позиции без поддержки с флангов.

После падения внешних укреплений можно было приступать к окружению. По мере сближения со второй линией обороны общая протяженность фронта резко сократится, что уменьшит опасность контрнаступлений противника. По этой причине первую линию укреплений необходимо было захватить в кратчайшие сроки любой ценой. У второй линии полковые командиры уже могут позволить себе быть осторожнее и зондировать оборону противника на наличие уязвимых участков перед решающим наступлением. После сокрушения второй линии укреплений кольцо вокруг Цитадели Вракса вновь сожмется, теперь уже полностью завершив окружение крепости и отбросив мятежников к внутренним линиям обороны. Цитадель, впервые с начала войны, окажется в зоне досягаемости дальнобойной артиллерии имперцев. К этому моменту повстанцы осознают неизбежность своего поражения. Теперь 88-й Осадной армии останется только ждать; мятежникам уже не укрыться от смертоносного града снарядов с Крига.
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:25 | Сообщение № 4
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Начало

В архивах Империума зафиксировано официальное время начала Осады Вракса. Когда первые рассветные лучи коснулись Ван Мирсландских Пустошей, часовые на аванпостах внешней линии обороны Вракса оглядывали затуманенным взором холодный, пыльный ландшафт. Одновременно, в километрах к западу, через разведывательные дальномеры и сканеры множество глаз всматривались в позиции мятежников, ожидая приказа открыть огонь. Орудийные расчеты стояли подле своих пушек в полной боевой готовности. Тяжелые дула "Сотрясателей" были воздеты к небесам в грозном приветствии новому рассвету. Позади были разложены приготовленные для продолжительного обстрела снаряды. Командиры батарей проверяли запалы снарядов и ожидали кодовых слов по воксу. Внезапно передатчики ожили, разразившись помехами и чередой пронзительных сигналов. Оператор быстро щелкнул по переключателям и вокс-передатчик перекодировал поступившее сообщение. Обернувшись к ожидающему рядом командиру, связист подтвердил, "Сигнал верен, сэр. Открыть огонь". Командующий повернулся и воздел руку. Артиллеристы и орудийные расчеты заняли свои позиции, когда встроенные в их шлемы системы связи передали поступивший приказ. Рука командира опустилась.

"Огонь!"

Неизвестный писец-архивист Администратума отметил, что Осада Вракса началась в 166813.М41.

В пятнадцати километрах от позиций имперцев снаряды приземлились с оглушительным грохотом, взметая в небеса осколки камней вперемешку с серой пылью и засыпая все вокруг раскаленной шрапнелью. Крещендо взрывов усилилось, наращивая темп по мере того, как канониры Крига входили во вкус. Шум залпов "Сотрясателей" перекрыл вой тяжелых бомбард, практически отвесно обрушивающих снаряды на мятежников, образуя колоссальные воронки в рыхлой земле. Огромные булыжники взметнулись в воздух, падая подобно губительному граду лишь затем, чтобы вновь взлететь от новой череды взрывов. Бомбардировка продолжалась все утро, перепахивая внешнюю линию обороны до тех пор, пока стволы 88-й Осадной армии не раскалились докрасна.

Между тем, за передовой, канониры мятежников спешили нанести ответный артиллерийский удар. Массивные "Василиски" прогромыхали на заранее подготовленные позиции, отлично защищенные от вражеского огня. Их гидравлические поршни застонали, когда стволы машин начали неумолимо вздыматься вверх. Казенные части откинулись, ожидая погрузки снарядов. Последняя проверка расстояния до цели, вертикальной и горизонтальной наводки… и "Василиски" открыли огонь, напрягая амортизаторы, старавшиеся компенсировать колоссальную отдачу сорокатонной машины. Артиллерийская дуэль началась.

Далеко на орудийных линиях Крига, звук приближающихся снарядов невозможно было услышать из-за оглушающего грохота собственных залпов. Канониры Корпуса Смерти перетаскивали и грузили боеприпасы, когда внезапно меж них стали рваться вражеские снаряды. Первый залп врага пришелся с большим недолетом, потом перелетом, и вот начал опасно приближаться к позициям криговцев. По 413-й батарее пришлось прямое попадание, разворотив "Сотрясатель" словно детскую игрушку и испепелив восемь человек из расчета после детонации складированных рядом боеприпасов. Это был удачный выстрел с максимально возможной для вражеских орудий дистанции, однако он показал, что предстоящая дуэль не будет избиением младенцев.

По мере перестрелки артиллеристов, закутанные в темные длинные шинели и с противогазами на угрюмых лицах, солдаты 158-го полка ровным шагом, в полуметре друг от друга, шеренга за шеренгой продвигались вперед к вражеским позициям. Над их головами свистели несущиеся к своим целям снаряды. В пылу яростной перестрелки артиллеристы почти забыли про марширующую по полю боя пехоту.

Согласно приказам, действия пехоты должны были ограничиваться планомерным продвижением в направлении противника, и остановкой для возведения передовой линии траншей. Атаки на вражеские позиции не планировалось, поскольку артиллерии требовалось куда больше времени для надлежащей обработки вражеских позиций, чем одно утро, и бомбардировка лишь исполняла роль прикрытия, обороняя гвардейцев от внезапных атак пехоты повстанцев и изматывая вражеские батареи.

К закату должны были быть вырыты первые индивидуальные окопы, в полтора метра глубиной и вмещавшие каждый по два человека. На следующий день окопы планировались расширить, соединив их узкими переходами. Таким образом, каждый отряд соорудит свою примитивную линию траншей, которые в свою очередь будут расширены до взводной траншеи и, в конце концов, полковой. Это планировалось исполнить в течение нескольких дней.

Эти вырытые вручную траншеи, примерно в шестьдесят сантиметров шириной, станут основой для перманентных укреплений. Из относительной безопасности окопов, уже было возможно расширять траншею, заполнять и укладывать мешки с песком. Под покровом тьмы гвардейцы протягивали проволочные заграждения, дабы не допустить внезапных нападений вражеских патрулей и отрядов. Тяжелое вооружение было размещено в наспех устроенных блиндажах. Взводы будут дежурить посменно; пока два отряда стоят на посту, два других должны копать траншею, и еще два отдыхают от работы. Все аспекты были тщательно распланированы и целесообразны. Эти действия полностью согласовывались с упорными тренировками Корпуса Смерти на Криге. Саперными лопатками и кирками гвардейцы принялись преображать ландшафт своего нового дома. Взводы и отряды соревновались в скорости возведения укреплений, словно кадетские подразделения во время подготовки.

Похожие на пемзу камни Вракса легко крошились, так что траншеи быстро разрастались. Это была грязная работа, превращавшая людей в подобия серых призраков, и хотя с каждым прошедшим грозовым ливнем траншеи превращались в сплошную грязевую трясину, работы по возведению первичных оборонительных сетей успешно завершились в течение недели. Теперь можно было приниматься за прокладку линий связи до тыловых позиций или сооружение подкопов в направлении противника для создания передовых аванпостов, с помощью которых можно будет изматывать врага и получить раннее предупреждение о действиях мятежников.

Несмотря на методичное укрепление Корпуса Смерти на позициях, враг не предпринимал контратак. Загнанные непрекращающейся бомбардировкой в надежные укрытия, повстанцы могли противопоставить имперцам лишь снайперов и редкий минометный огонь. Так появились две параллельные линии обороны, вглядывающиеся друг в друга через вакуум ничейной земли, сунуться на которую не рисковала ни одна сторона.

Пока Корпус Смерти возводил и укреплял траншеи, армия Ксафана занимала уже подготовленные оборонительные позиции. Хотя на картах они и именовались линиями обороны, в действительности никакой единой линии не было. Каждая скорее являлась оборонительным районом, в котором располагались траншеи с невысокими укрепленными феррокритовыми и пластальными стенами, соединяющими огневые укрытия. Это были тяжелые бункеры со множеством позиций для стрельбы, и импровизированными укреплениями из мешков с песком. Глубоко в землю вгрызались укрытия для персонала от огня артиллерии. Естественно, все позиции были защищены километрами танковых ежей, колючей проволоки и минных полей.

С момента начала восстания повстанцы перезаложили миллионы мин, и предвоенные данные имперской разведки об опасных участках более были недостоверны. В местах, где оборонительные позиции соединялись в опорные пункты, защитные экраны могли выдержать даже самый мощный артобстрел. Обычно подобные сооружения предоставляли защитникам пересекающиеся зоны обстрела для взаимной поддержки. В целом каждая подобная линия обороны могла достигать в глубину до восьми километров. Разрушение каждой из них будет значительным предприятием, и любое наступление неизбежно повлечет за собой крупные потери со стороны лоялистов. Дабы еще больше осложнить задачу имперцам, линии обороны вокруг Цитадели становились все плотнее и мощнее.

Первый штурм внешних укреплений

Каждую линию укреплений требовалось проламывать поочередно, и откладывать эту кровавую работу было смерти подобно. Первое наступление необходимо было начать в ближайшее время, если командование планировало вести кампанию согласно графику.

Для первого штурма сектора 46-39 выбрали 149-й полк. По сведениям разведки, полученным из довоенных источников, участок казался подходящим для атаки. Работы по возведению укреплений завершены не были и именно на этом участке имелся неплохой шанс организовать давно желаемый прорыв. Непосредственно с правого и левого фланга 149-й полк должны были поддержать мощными атаками 143-й и 150-й, чьей целью являлось связывание боем резервов противника и оттягивание вражеских сил от направления главного удара. За 149-м полком подразделения 11-го Штурмового корпуса были приведены в полную боевую готовность. В случае успешного развития операции и появления бреши в обороне противника, танки Штурмового корпуса получат возможность нанести стремительный удар глубоко в тыл мятежников.

На 212813.М41 была запланирована первая пехотная атака. Полмиллиона гвардейцев в течение двух дней будут накатываться на позиции врага волна за волной. В первый день не предполагалось достигнуть какого-либо существенного прогресса и атаки имели целью выявить слабые места в обороне противника. Вторая волна, возглавляемая частями гренадеров, нанесет по этим слабым местам согласованные удары, закрепится и будет удерживать позиции до второго дня, когда подоспеет третья волна и расширит брешь в обороне повстанцев. Вслед за этим в образовавшийся проход направятся выведенные из резерва танковые подразделения. Естественно атаку будут предварять дни интенсивной бомбардировки в секторе 46-39 и смежных с ним.

Подготовка к первому наступлению шла хорошо. Большое число орудий из артиллерийских корпусов и пехотных подразделений прибыло на означенные позиции – находясь при этом под непрекращающимся минометным и орудийным обстрелом противника. Задачи артиллерии в предстоящем сражении были чрезвычайно сложны. В передовых траншеях располагались гвардейские минометы, чьей задачей был обстрел вражеских окопов и прикрытие покидающей укрытие пехоты. За ними, во второй линии траншей, находились счетверенные гаубицы с тяжелыми мортирами, подавляющие обнаруженные огневые позиции врага. Еще дальше были установлены осадные орудия класса "Медуза", уничтожающие бункеры и блиндажи мятежников. Далее дислоцировались могучие "Сотрясатели", чей шквальный огонь должен был загнать пехоту мятежников в укрытия. Позже эти орудия присоединятся к подавлению вражеских батарей. Замыкали ряд артиллерии Империума бомбарды. Чудовищные машины добавят свою колоссальную огневую мощь к залпам "Сотрясателей" и помогут разгромить наиболее укрепленные позиции повстанцев. Для наступления было заготовлено более четырех миллионов снарядов, поскольку предстоял самый мощный артобстрел с момента высадки на Вракс.

Орудия 21-го Канонирского корпуса дали залп, поддержав полковую артиллерию. Так начались первые пять дней артподготовки перед грядущим наступлением. Безжалостные пушки превращали ничейную землю и передовые позиции мятежников в месиво из грязи и воронок. Из траншей казалось, что ничто не способно пережить такую бомбардировку; артиллерия уничтожала все: танковые ежи, колючую проволоку, бункеры, дороги, по которым может прибывать подкрепление и снабжение. Это была опустошающая демонстрация огневой мощи, и она сохраняла свой темп день за днем. С кошмарной монотонностью снаряды продолжали сыпаться с неба, и создавалось впечатление, что наступающим гвардейцам просто не с кем будет сражаться.

К 212813.М41 первые отряды пехоты плечом к плечу заполняли траншею по всей линии фронта. От ничейной земли их отделяла лишь стена траншеи и штурмовая лестница. Прошлой ночью, под покровом тьмы, команды саперов проделали проходы в сохранившихся проволочных заграждениях. Командиры отрядов ожидали приказа к наступлению. Взводные ожидали приказа от своих командиров, сержанты ожидали приказов от взводных. Меж тем обстрел усилился, достигнув своего пика, взрывы следовали один за другим столь быстро, что грохот превратился в сплошную стену не смолкающего ни на мгновенье шума. И вдруг все стихло. Стоило только орудиям умолкнуть точно по расписанию, на поле боя обрушилась устрашающая тишина.

Приказ к началу атаки был передан по вокс-сети и, словно автоматы, первые отделения Корпусов Смерти устремились к штурмовым лестницам. Один за другим люди взбирались на бруствер, уклоняясь от собственной колючей проволоки и выстраиваясь в шеренги темных сгорбленных фигур марширующих прямиком через испещренную кратерами ничейную землю.

После окончания обстрела солдаты повстанцев поспешили занять уцелевшие оборонительные позиции. Их укрепления были превращены в руины, от стен осталась в лучшем случае пыль, траншеи местами напоминали братские могилы, а уничтоженные прямыми попаданиями бункеры похоронили целые отряды. Однако, несмотря на дикую ярость артобстрела множество мятежников выжило, укрывшись в подземных укрытиях. И теперь, под выкрики надзирателей и офицеров, они устремились к своим позициям. Корпус Смерти приближался, и повстанцам оставалось только биться за свою шкуру до последней капли крови.

Десять метров, двадцать, пехота продвигалась не встречая препятствий. И вот зарокотали пушки. Снаряды тяжелых болтеров пронеслись над ничейной землей и вспороли шеренги гвардейцев. Но пехота Корпуса Смерти продолжала идти вперед. Непреклонные и решительные, первые ряды шли парадным строем. Так они и гибли, солдат за солдатом, скошенные ураганным огнем из блиндажей мятежников, но, тем не менее, неумолимо продвигаясь к врагу. В этот момент в бой вступила артиллерия противника. Орудия были пристреляны, так что огонь велся точно и со смертельным результатом. Внезапно ничейная земля покрылась распускающимися бутонами взрывов, извергая фонтаны земли меж рядов марширующих гвардейцев. В загустевшем от дыма и пыли воздухе после метких попаданий артиллерийских снарядов взметались, подобно тряпичным куклам, тела криговцев. Но и это не смогло сломить строй продвигающегося Корпуса Смерти, мерно шагающего прямиком в сердце огненного шторма. В течение этих первых минут на ничьей земле погибли тысячи. Иногда целые шеренги подчистую выкашивались огнем мятежников. По мере нарастания интенсивности вражеского обстрела некоторые отряды залегли, укрывшись в воронках, но по ним тут же начинала стрелять артиллерия противника.

Офицеры старались поднять солдат в атаку, но лишь гибли в бесплодных попытках. В траншеях имперцев новые подразделения пехоты примкнули штыки и ожидали своей очереди на отправку в мясорубку. Долго им ждать не пришлось, в атаку они пошли, когда враг уже вернулся на свои оборонительные позиции. Многих настигла смерть сразу же после выхода из траншей, ударной волной гвардейцев зачастую откидывало обратно на своих еще не успевших взобраться по штурмовым лестницам товарищей. Немногим удалось пробежать более десяти метров, прежде чем шквальный обстрел заставил их залечь.

Бой был безжалостным и кровавым. Целые взводы были уничтожены интенсивным огнем противника. Ничейная земля покрылась трупами вперемешку со стонущими ранеными. Некоторые из выживших старались вернуться в свои траншеи, иные наоборот, упорно ползли вперед. Нескольким отрядам удалось добраться до вражеской линии обороны, бросившись в штыковую и метая гранаты через защитную стену. Но даже здесь их встретил противник, сражавшийся на своих позициях с отчаянностью обреченных. В секторе 469-391 ни одному гвардейцу не удалось достичь укреплений повстанцев. Из шестисот солдат 32-го батальона пятьсот сорок два числились убитыми или ранеными в первой волне атакующих, включая всех офицеров. На вечерней перекличке, пятидесяти восьми выживших не хватило для формирования даже одного полного взвода.

Несмотря на развернувшуюся бойню, за первой линией траншей готовилась к наступлению вторая волна пехоты. Среди теснящихся людей, отряды гренадеров сгибались под тяжестью своей брони. Залпы батарей приходились на дальние цели, мало помогая гвардейцам, идущим на верную смерть. Такова жизнь солдат Корпуса Смерти. Второй волне придется наступать в том же ключе, что и первой.

По сигналу они взобрались на парапет. Огненный вихрь захлестнул гвардейцев, чьи разорванные тела добавились к погибшим собратьям из первой волны. В проходах, прорезанных в зарослях колючей проволоки, выросли гротескные кровавые кучи трупов. Бойня продолжалась весь день, пока на закате не поступил приказ остановить наступление. Всю ночь раненые пробирались через адский ландшафт, время от времени освещаемый сигнальной ракетой, к своим. Ничейная земля казалась ожившей из-за массы корчившихся фигур. Кое-кто, даже находясь при смерти, удерживал позиции до восхода солнца, укрепившись в воронках. Время от времени во тьме вспыхивали единичные перестрелки, когда группы храбрецов предпринимали попытки добраться до вражеских позиций.

В свете незначительных достижений потери были чудовищны. И на рассвете это продолжится. Бесконечная артиллерийская дуэль возобновилась, и снаряды вновь принялись рвать в огненных сполохах тела людей. Третья волна заплатила такую же кровавую цену, как и первые две. Достижения были также ничтожны. Вопреки поступившим сведениям, строительство оборонительных линий было завершено в срок, более того, укрепления были усилены, что и позволило повстанцам выдержать наступление.

218813.М41, когда остатки подразделений Крига вернулись в траншеи, повстанцы контратаковали в надежде воспользоваться своей победой и тяжелыми потерями имперцев. Настал черед мятежников пересечь ничейную землю на своих "Химерах". От предварительной бомбардировки отказались, дабы не предупредить лоялистов. Криговцы заняли позиции у пулеметных гнезд и в блиндажах, не поврежденных в результате неудачного наступления. По всей линии фронта контратака захлебнулась, а имперские минометы и мортиры оперативно скорректировав огонь, подавили врага.

В траншее Р462-3892 перед лейтенантом Маротом и его отрядом выживших гвардейцев, собранным из трех уничтоженных взводов 15-го батальона 143-го полка возникла четко различимая с наблюдательных пунктов масса повстанческой пехоты, пересекающей ничейную землю. По воксу канонирам был передан запрос, но артподдержки не последовало. Несмотря на плотный огонь лазерных винтовок и тяжелых стабберов мятежники неумолимо приближались. Марот потерял связь с подразделениями на флангах. Враг был уже рядом, закидывая гранатами траншеи. В яростной схватке взвод лейтенанта смели просто за счет численного превосходства. Сначала у него осталось тридцать человек, потом двадцать. Вот солдаты мятежников уже прыгают в траншеи лоялистов и Мароту осталось лишь вступить в отчаянную рукопашную. Внезапный удар цепного меча отсек лейтенанту левую руку и, когда он упал со смертельной раной, траншея была захвачена. Враг попытался взять штурмом и вторую секцию линии обороны, но наткнулся на слишком упорное сопротивление. Позже, когда контрнаступление удалось остановить, по новому запросу "Сотрясатели" испепелили захваченные позиции имперцев, в которых укрепился противник.

К заходу солнца контрнаступление выдохлось, а трупы мятежников вторым слоем легли на погибших солдат Корпуса Смерти. Противостоящие стороны вновь вернулись к позиционной войне. Дуэль канониров продолжилась, но неистовство трехдневного сражения пошло на убыль.

Жизнь в траншеях

На всей протяженности фронта обе воюющие стороны активно окапывались. Линии траншей криговцев расширились в тыл. Были добавлены третья и четвертая линии, огневые точки усилены, передовые позиции существенно укреплены. Постепенно, сеть траншей опутывала Ван Мирсландские Пустоши. Казалось, ни одна из сторон не собиралась предпринимать активных действий в ближайшем будущем. Преждевременное наступление 143-го полка было лишь первым из несчетного числа аналогичных атак, предпринятых впоследствии. Каждый полк примет участие в пересечении ничейной земли и практический каждый будет отброшен. На холме 204, 308-й полк сумел закрепиться и отважно удерживал позиции во время наступления 34-го Корпуса на Саритамской Возвышенности. Гвардейцы держались неделями, пока многократные контратаки противника не вынуждали их отступить.

На протяжении недель сложившаяся патовая ситуация держала обе враждующие стороны в напряжении. Но, несмотря на сложное положение, каждое подразделение было обязано нести патрульную службу и принимать участие в набегах на позиции врага. Ночные операции на ничейной земле включали в себя перехват дозоров, расстановку минных заграждений и поиск подходящих проходов в дебрях колючей проволоки. Рейды по траншеям для добычи языка были обычным делом. У пленных обычно вызнавались численность врага, расположение частей и позиции батарей. Артиллерия вела нескончаемую перестрелку, изматывая тылы противника, так что смерть могла настигнуть солдат абсолютно внезапно. Даже во времена затишья, когда ни одна из сторон не вела наступления, списки потерь продолжали быстро расти. Не ведя активных боевых действий, 88-я Осадная армия теряла в среднем около двух тысяч человек в день. Безусловно, потери были заранее распланированы, и подкрепления для Корпусов Смерти прибывали согласно графику.

Жизнь в траншеях вынуждала гвардейцев уподобляться крысам, всей стаей набивающимся в сырые подземные укрытия. Часовые же в траншеях пристально высматривали любые признаки врага. Ежедневные ливни и иные проявления переменчивого климата Вракса превратили траншеи в протоки, а ничейную землю в сплошную трясину. Через некоторое время вода спадала, оставляя после себя вязкое серое грязевое болото. Прибывающим на линию фронта войскам казалось, что их зашвырнули в огромную топку, не угасающую ни днем, ни ночью. Непрекращающийся грохот орудийных залпов и рвущихся снарядов прокатывался по Ван Мирсландским Пустошам. Ночами небо полыхало от вспышек осветительных зарядов и взрывов. По мере приближения к передовой количество воронок увеличивалось, и в грязи лежало все больше трупов и брошенного снаряжения. Меж мертвецов сновали квартирмейстеры со своими помощниками, снимая с трупов униформу, оружие, боеприпасы и оборудование. Все это будет передано на тыловые склады и перераспределено между новоприбывшими. Что значило единственное тело для этих мрачных фигур? Шанс дополнить списки снабжения экипировкой намного более ценной, нежели легко заменяемая плоть.

Вракс был однотонной сумрачной серо-черной пустошью, затянутой пеленой смога, не пропускающего солнечный свет. Воздух был пропитан смрадом разложения. В местах неудачных атак повсюду лежали непогребенные мертвецы, поскольку попытки собрать павших под непрекращающимся обстрелом влекли за собой лишь еще большие потери. День за днем артиллерия измельчала своим огнем трупы, пока погибшие солдаты не были четвертованы по нескольку раз. Ничейная земля была устлана гниющими фрагментами тел, некогда бывших людьми. Вскоре обе воюющие стороны принялись складывать в своих траншеях черепа и кости павших, в качестве жутких часовен в честь отваги и самопожертвования боевых товарищей. Их окружала смерть. По мере того, как тянулись месяцы безрезультатного противостояния, воздух и сама земля пропиталась губительной заразой.

Так прошел первый год осады. Внешняя линия обороны выдержала первые наступления, и воюющие стороны удовлетворились взаимным изматыванием. Однажды что-нибудь, где-нибудь, изменится, но до той поры армии оставались вовлечены в мясорубку медленного взаимоистребления.

Сражение за форт А-453

В 897814.М41 261-му полку был отдан приказ провести разведку боем в секторе 45-49. 30-й Пехотный корпус зондировал вражескую оборону по всему фронту в надежде возобновить наступление после шести месяцев относительного затишья. Им дали время на восстановление своих сил после понесенных в начале кампании потерь, а пушки 19-го Канонирского корпуса были перебазированы для огневой поддержки грядущей операции. 9-му батальону поставили сложную задачу по атаке вражеского опорного пункта, обозначенного как форт А-453.

А-453 являлся мощной укрепленной позицией из связанных между собой бункеров и блиндажей, однако основное орудие - установленный в казематах "Сотрясатель" - уже был уничтожен прямым попаданием бомбарды. Но, тем не менее, в блиндажах были расположены тяжелые болтеры, каждый с пересекающимися линиями обстрела. Все это было окружено противотанковыми рвами, минными полями и густыми зарослями колючей проволоки, а под бункерами располагались укрепленные бомбоубежища со складами для гарнизонов, доступные через сеть тянувшихся на километр в направлении тыла подземных туннелей. Единственная предпринятая атака на форт была с легкостью отбита.

Во тьме, командир 9-го батальона, капитан Тиборк, наблюдал за последними приготовлениями своих людей. С первыми лучами солнца ему предстояло вести их в атаку, а вышестоящим офицерам необходимо было с безопасного расстояния оценить мощь форта. Вперед была подтянута батарея тяжелых орудий для подавления огня противника во время пехотной атаки. За последние недели была сооружена новая траншея для поддержки наступления. Гвардейцам Тиборка необходимо было преодолеть лишь триста метров до относительной безопасности противотанкового рва.

Было еще темно, когда началась предварительная бомбардировка. Над головами солдат пронеслись тяжелые снаряды, обрушиваясь на неразличимую крепость. В свете отрывистых вспышек рвущихся снарядов, головной взвод Тиборка ожидал в передовой траншее начала наступления. Стоило первым лучам рассвета коснуться истерзанной земли, как артподготовка прекратилась, и капитан отдал приказ покинуть траншеи. Он первым взобрался по лестнице.

Артподготовка оставила ничейную землю окутанной густым дымом, и поначалу криговцы быстро преодолевали открытую местность. Противник не предпринимал ответных действий на протяжении первой сотни метров. Тиборк подгонял своих людей, ускоряя шаг по мере приближения к линии колючей проволоки. Внезапно 9-й батальон попал под обстрел. Пригнувшись, капитан со своими взводами продвигался вперед, наконец, добравшись до заграждений. Гвардейцы в спешке резали проволоку под огнем болтеров. Чуть позади, остальные отряды несли потери и не могли даже высунуть головы из укрытий. Но Тиборку и командному взводу удалось пробраться в противотанковый ров.

Несмотря на растущие потери, 9-й батальон устремился вслед за своим командиром. Уже множество солдат достигло рядов колючей проволоки, прорезая проходы для своих товарищей и прыгая в ров. Карабкаясь по крутому гласису, гвардейцы начали подрываться на минах. Защитники подстраховались на случай проникновения в ров вражеской пехоты. Теперь солдаты Тиборка оказались в ловушке. Они могли лишь начать отступление через ничейную землю под ураганным огнем мятежников. Капитан взмахнул рукой, решив, невзирая на потери, продвигаться вперед, и подал пример, первым взбежав по спуску. Мины рвались слева и справа, но Тиборк достиг вершины, а вслед за офицером и остальные. Прямо перед ним из блиндажа продолжал строчить тяжелый болтер, выкашивая выбирающихся на линию обстрела криговцев. Капитан был ранен в ногу осколком кости от разорванного в кровавые клочья гвардейца. Пошатываясь, Тиборк отдал приказ взять ликвидировать блиндаж.

К этому времени защитники начали реагировать на внезапное нападение имперцев. Выбравшись из ночных укрытий, повстанцы обнаружили лоялистов уже у себя под носом. Некоторые немедленно побежали выбивать прорвавшихся и вскоре по всему форту кипела свирепая рукопашная. Иные, заметив солдат Корпуса Смерти в непосредственной близости, обратились в бегство, полагая позицию уже потерянной.

А-453 погрузился в хаос и неразбериху. Тут начали рваться снаряды счетверенных гаубиц, убивая своих и чужих без разбору. Тиборк вновь получил ранение от шрапнели, когда гвардейцы закидывали гранаты в огневые отверстия блиндажа. Ему удалось еле-еле закрепиться в опорном пункте, теперь оставалось главное – удержать захваченное. Истекая кровью, капитан укрылся за баррикадой. Вокруг него криговцы вели огонь по выбегающим мятежникам. В суматохе наступления Тиборк потерял своего вокс-оператора, без сомнения теперь уже погибшего. 9-му батальону требовались подкрепления для сдерживания атак противника. Капитан вызвал связного и повелел тому передать командованию следующее: "9-й батальон преодолел проволочные заграждения. Сила врага нарастает. Продержимся если прибудут подкрепления". Связной умчался прочь.

На протяжении мучительного часа люди Тиборка дрались в полной изоляции. Второй блиндаж был превращен огнеметом в груду дымящихся развалин. Теперь гвардейцы находились уже в нескольких вражеских траншеях и пробивались к центральному бункеру. Солдаты отвоевали вход в убежище и, когда мельта-бомбы превратили стальные двери в кучу расплавленного металла, Тиборк повел штурмовую группу вниз по феррокритовым ступеням. Он попал в длинную галерею, на всем протяжении которой были наспех воздвигнуты баррикады. Тьму рассекли лазерные лучи, а от стен зарикошетили пули. Хромая, капитан с гвардейцами обрушился на защитников, очистив галерею от мятежников после яростного штыкового боя. Тиборк был ранен в третий раз, вражеская пуля ранила офицера в голову, его спас только шлем.

Криговцы выбили повстанцев очень вовремя, поскольку снаружи послышался нарастающий рев приближающихся снарядов. Повстанцы вызвали огонь артиллерии на себя. На поверхности земля забурлила от прямых попаданий дальнобойных орудий. Угодившие под артобстрел были уничтожены в доли секунды, а Тиборк с примерно сорока гвардейцами находились в безопасности.

Интенсивный огонь вражеских батарей завершил сражение на поверхности, принудив выживших залечь. Капитан со своими солдатами удерживал галерею, наступила ночь, но подкрепления все еще не прибыли. По всей видимости, связному не удалось добраться до штаба. Остаткам 9-го батальона оставалось лишь держаться за свои с таким трудом захваченные позиции и надеяться на чудо.

Отважный капитан не знал, что связному удалось-таки добежать до своих. На протяжении нескольких часов ему пришлось пробираться по ничейной земле, перебегая от воронки к воронке под огнем мятежников. В пути связной был ранен, но, тем не менее, покрытый с ног до головы грязью вперемешку с кровью, солдат передал сообщение генералу Дуржану, обозревавшему поле боя из командного пункта. Новости о захвате вражеской позиции означали шанс прорвать наконец оборону противника. Генерал в спешке диктовал вокс-операторам новые приказы. Подразделения гренадеров прибудут на подмогу 9-му батальону как только будут готовы. Тиборку было жизненно необходимо прикрытие артиллерии, дабы отрезать форт от вражеских подкреплений. Немедленно будут предприняты отвлекающие атаки по всей линии фронта для связывания сил противника. И самое главное – удар должен быть нанесен как можно скорее.

На утро следующего дня подразделения гренадеров под сильным орудийным огнем прорывались к А-453. В это время люди Тиборка сражались в подземных коридорах и галереях форта. В кромешной тьме, разрываемой лишь взрывами гранат, они держались. По системе туннелей к мятежникам прибыли подкрепления, однако сломить сопротивление криговцев им не удалось. В воздухе клубились пыль и дым от взрывов, гвардейцы просто не выжили бы без своих противогазов. Солдаты Корпуса Смерти собирали с мертвых повстанцев оружие, гранаты и боеприпасы, когда их собственные запасы подошли к концу. Имперцы забаррикадировали двери и удерживали их, пока гвардейцев не настигал вражеский выстрел, тогда товарищи мгновенно подменяли павших. Криговцы использовали для построения баррикад даже трупы своих сослуживцев. Отряд Тиборка сократился до шестнадцати человек, но на протяжении всего дня капитан отважно отбивал атаки повстанцев. К концу дня гренадеры зачистили от врагов оставшиеся на поверхности строения и начали пробиваться к подземным укрытиям.

Третий день сражения обещал стать решающим. Форт А-453 практически полностью перешел в руки криговцев, образовав брешь в оборонительной линии мятежников, и их контрнаступления обещали быть неистовыми. Но генерал Дуржан приказал вывести из резерва три танковых батальона 61-го Танкового полка, а также сверхтяжелый "Гибельный Клинок" и бросил их в кипящее вокруг крепости сражение. Колонну боевых машин сопровождали экскаваторы типа "Атлас", каждый из которых был оборудован бульдозерным отвалом для заваливания землей противотанкового рва. Потребовалось все утро и потеря четырех "Атласов" для полной ликвидации рва. "Леман Руссы" вместе с "Гибельным Клинком" рванули вперед, снося проволочные заграждения и баррикады, спеша соединиться с защитниками А-453. Совместными усилиями, они разовьют успех, двинувшись дальше. Плотина начала рушиться, генерал Дуржан бросал в образовавшуюся брешь все новые и новые силы. По всему фронту 30-го Корпуса имперцы перешли в яростное наступление.

Третий день под землей для Тиборка был самым долгим и мрачным. В попытках выкурить гвардейцев с захваченных позиций враг воспользовался огнеметами. Аналогичного по силе вооружения у капитана не было. Коридоры заполнил удушливый черный дым. У командира лоялистов оставался один единственный фильтр для противогаза, а после атмосфера прикончит его. Запасы воды иссякли, энергоячейка лазерного пистолета была разряжена. Кроме того, Тиборк получил новые ранения в ноги и живот. Зажатые в галерее, солдаты ожидали своего неминуемого конца. Вслед за огнеметами, мятежники вновь ринулись в атаку. Их скосили гранаты и огонь лазганов. Криговцы в спешке принялись обирать мертвых. Один их погибших повстанцев нес огнемет с полупустой канистрой топлива. Стеной огня можно было на время перекрыть проход и сдержать врага еще немного.

Этой ночью на поверхности все еще бушевала битва. Тиборк не мог знать, что гренадеры ворвались в подземный комплекс и, понеся тяжелые потери, теперь удерживали главный туннель. Они оперативно установили взрывпакеты на случай прорыва мятежников. Но все же, коридор за коридором криговцы выбивали врага. Перед самым рассветом, имперский дозорный сообщил, что нашел в галерее выживших. Гренадеры чуть было не попали под дружественный огонь.

Капитан Тиборк пошатывался от многочисленных болтерных ран в ногах, правой руке, животе и голове, но держался на ногах. Под его командованием осталось лишь восемь человек. В руках он сжимал огнемет с уже опустошенной канистрой, форма офицера была опалена и изодрана, шлем разбит. Но все же он был жив, а форт захвачен.

Первый прорыв

Удар 30-го Пехотного корпуса был всесокрушающим. Все больше и больше солдат и танков устремлялись в брешь у форта А-453, расширяя проход. Противник, ослабляя остальные позиции, в спешке принялся стягивать войска в попытке остановить хлынувший через пробитую линию обороны поток лоялистов. Внезапно, на смену бесконечной позиционной войне пришло массированное наступление имперцев. В течение следующих десяти дней на поверхности бушевали сражения. Танки Корпусов Смерти прорывались на восток, а враг бросал в контратаки все новые и новые силы. По мере продвижения гвардейцев, пустоши покрывались горящими остовами машин, покинутыми артиллерийскими позициями и оставленным вооружением. 8-й Штурмовой корпус одним из первых ворвался во вражеский тыл и развернул наступление на север и юг, старая с лица земли внешние укрепления мятежников. Оборонительные сооружения были рассчитаны на фронтальный удар, так что внезапное появление Корпусов Смерти на флангах привело к их полному уничтожению.

Вражеские подразделения начали оставлять свои позиции и отступать. Они знали, что за
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:26 | Сообщение № 5
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Война на истощение

Цитата:
"Метод ведения войны криговцами определяется их дисциплиной и самопожертвованием. Он требует уважения ото всех - как врагов, так и союзников".

Боевой Лорд-Командующий Сегментум Обскурус.

Кризис 1-го Корпуса

После прорыва Корпусов Смерти, мятежники оставили не только внешнюю линию укреплений, но и северные защитные рубежи. Они являлись своеобразным отростком от основных оборонительных позиций и, ввиду сложившейся ситуации, удерживать их было более нецелесообразно. Северные рубежи обошли с флангов, а также им угрожали полностью восстановившие свои силы 1-й и 30-й Корпуса Крига. Связав повстанцев атаками с фронта, выдвижение 12-го Корпуса могло без проблем отрезать от основных сил. В случае принятия решения стоять до конца, полное окружение и ликвидация защитников оставались бы лишь делом времени. Не желая рисковать катастрофическим разгромом при обороне ненадежных позиций, мятежники решили отступить.

1-й и 30-й Корпуса обнаружили северные рубежи покинутыми и вскоре начали спешное продвижение вперед, встречая лишь слабое сопротивление арьергарда в виде снайперских команд и редкого артиллерийского огня. 1-й Корпус повернул на восток, в направлении Первой Жилой Зоны, что располагалась на одном из основных путей между Цитаделью и космопортом. По мере своего продвижения на юг и восток, 1-й Корпус также начал окружение второй линии обороны еретиков.

Пока, спустя два года войны, 88-я Осадная армия непрестанно атаковала, а мятежники предпочитали вести оборонительные действия, за исключением контратак на захваченные позиции и рейдов по траншеям имперцев. К 255815.М41 стратегическая ситуация изменилась. По мере приближения 1-го Корпуса ко второй линии обороны, ему предстояло стать основной целью для первого массированного контрнаступления противника.

Северные оборонительные рубежи могли быть оставлены без боя, однако на земле между двумя позициями были проведены мощные контрудары. Повстанцы скопили в Первой Жилой Зоне немалый резерв боевых машин. "Леман Руссы", "Химеры", "Василиски" и "Грифоны", наряду с экипажами, были собраны в одном месте для подготовки контрнаступления имеющего главной целью – застать подразделения Корпуса Смерти Крига врасплох на марше по открытой местности, вне защиты траншей.

19-й Осадный полк дислоцировался в секторе 60-53. Дозорные доложили о ночных передвижениях вражеской бронетехники. В ответ на это был усилен огонь батарей, дабы помешать противнику осуществить его неясные пока что планы. Предполагая локальную контратаку, передовые части были усилены, и к рассвету была объявлена повышенная боевая готовность. Новосооруженные траншеи (местами больше напоминающие неглубокие канавы) заполнились солдатами с лазерными винтовками наизготовку.

Первыми лоялистов достигли вражеские снаряды, поначалу один-два, после чего на гвардейцев обрушился торнадо. Массированный артобстрел накрыл позиции 19-го полка, завывая и ревя подобно морю во время шторма. Наряду с тяжелыми снарядами летели и дымовые, извергающие густой белый дым, который застилал непроницаемой пеленой поле боя. Под покровом дымовой завесы надвигалась первая волна атакующих. Водители танков и бронетранспортеров надавили на газ и устремились через пустоши к имперцам. За их спинами солнце только показывалось из-за горизонта, блеклый круг, проглядывающий сквозь облака пыли, поднятые наступающей армией. Когда повстанцы подошли ближе, артобстрел прекратился.

Сквозь дым и пыль грохот приближающихся боевых машин звучал подобно разверзнувшимся кузницам преисподней. Снаряды танков вырывали кровавые куски из переполненных траншей. Сообщения о приближении вражеских танковых колонн и "Химер" поступали со всей линии фронта 19-го полка. Когда мятежники подошли на достаточно близкое расстояние, сидящие внутри транспортов и на танках пехотинцы высадились на поле боя. Выкрикивая свои безбожные боевые кличи, они ринулись в атаку, примкнув штыки, размахивая ножами, топорами и просто боевыми клинками. Гвардейцы Крига ответили на яростный напор еретиков шквальным огнем лазганов, стабберов и тяжелых болтеров. Нападающие несли потери, однако огонь танков планомерно уничтожал траншею за траншеей. Тонны земли обрушились внутрь, заживо погребая под собой людей, и целые взводы исчезали в нарастающей буре огня и шрапнели. Враги были подобны бешеным собакам, охотившимся стаями под дождем из пуль и рвущихся на пустоши снарядов.

Один за другим, отряды Корпусов Смерти были смяты и танки повстанцев устремились вперед. Четыре счетверенных гаубицы батареи "Б" 22-го Полевого артиллерийского полка вели по приближающемуся противнику огонь прямой наводкой, прежде чем получили от командования приказ к отступлению. Когда подоспели тягачи типа "Кентавр", их накрыл мощный артобстрел; два орудия и три тягача были тут же уничтожены прямыми попаданиями. Третью гаубицу пришлось бросить, но не раньше, чем в дуло ей закинули осколочную гранату, дабы не оставлять ценное вооружение врагу. Последнее орудие батареи подскакивало от рвущихся вокруг тягача снарядов, а пехота мятежников занимала оставленные имперцами огневые позиции.

Всматриваясь через свой магнобинокль, полковник Адаль, командующий 19-м полком, мог наблюдать за развернувшимся сражением сквозь облака дыма и пыли, поднятые бомбардировкой. Доклады о захваченных траншеях уже были получены, и теперь он видел, как вражеские танки сминали передовые позиции лоялистов. В попытках переломить ход битвы, Адаль приказал выдвинуть резерв. Уже взявший разгон вражеский удар необходимо было остановить. Также полковник запросил у командующего корпусом подкрепления. Линия фронта подверглась мощной танковой атаке, а передовые позиции имперцев уже находились в руках мятежников, на подмогу к которым также начали прибывать свежие силы. Чтобы продержаться, Адалю требовались люди, танки и артиллерия из резерва корпуса, в противном случае ему придется отступить и организовать новую линию обороны.

Вскоре пришел ответ от верховного командования. Свободных резервов в наличии не имеется, полковнику придется удерживать свои позиции лишь имеющимися в его распоряжении силами. Отступление недопустимо. Однако давление на силы лоялистов возрастало и Адаль понимал, что с потерей вторых траншей он вынужден будет отступить или получить в перспективе возможность вражеского прорыва. Перераспределив еще не вступившие в бой отряды, он спешно организовал новую линию обороны с центром в своем штабе.

Битва продолжалась, и к середине дня с обеих сторон вновь возобновился убийственный огонь артиллерии. Нападающие и обороняющиеся смешались. Одна разрушенная траншея могла быть в руках лоялистов, а соседнюю могли удерживать еретики. В наступившей неразберихе повстанцы держались благодаря поддержке танков. Вначале они выдержали артобстрел имперцев, а позже вновь поползли вперед. В течение дня девятнадцать позиций со счетверенными гаубицами и тяжелыми мортирами были захвачены, а во многих случаях враг повернул стволы на лоялистов. К наступлению ночи бои стихли, хотя обе стороны продолжали безрезультатно зондировать друг друга. На поле боя царил хаос, поскольку единой линии фронта более не существовало, осталось лишь месиво подразделений.

На рассвете мятежники возобновили наступление, и вновь заговорила артиллерия. Батареи 19-го полка отвечали огнем, и массивные снаряды проносились над ползущей вперед пехотой повстанцев, больше походящей на окровавленных призраков. Внезапно небеса разверзлись и извергли на сражающихся удары молний и проливной дождь, превративший поле боя в трясину. Вражеские танки рвались вперед, обдуваемые яростными ветрами. Полковник Адаль наблюдал за их приближением из своего штаба и, в свою очередь, готовил лоялистов к обороне. Артиллерия мятежников уже вела огонь по позициям имперцев, и один из снарядов пробил крышу командного блиндажа. К счастью полковник в это время находился в другом месте. Он был уже среди солдат, корректируя огонь гвардейцев. По мере приближения еретиков воздух наполнился лазерными лучами и пулями, а танковые снаряды рвались меж импровизированных баррикад. Первый натиск удалось отбить, когда сам Адаль бился на укреплениях из мешков с песком. Вторая атака также захлебнулась, однако неглубокие траншеи слева и справа оказались в руках врага, и лоялисты оказались отрезаны от основных сил. Единственный путь к спасению пролегал по хорошо простреливаемой повстанцами местности. В командный блиндаж вновь угодил снаряд и убил заместителя Адаля, полковника Диная. Связь с тылом была прервана и в распоряжении имперцев оставалось всего восемьдесят гвардейцев. Полковник отдал приказ об эвакуации раненых, а выживших разделил на две группы. Первой группе надлежало пробиваться к основным силам с целью передать сообщение о прорыве вражеских войск. Адаль же возьмет под командование арьергард и будет удерживать свою позицию либо до прихода подкреплений, либо до последней капли крови. Он понимал, что шансов на приход подмоги мало, но готов был сражаться настолько долго, насколько это было возможно.

Первая группа взобралась на парапет и направилась к своим, пробираясь под вражеским огнем от воронки к воронке. Выжившим удалось передать сообщение полковника. Сам Адаль отважно сражался, пока, в конце концов, мятежники не подтянули огнеметный танк типа "Адская Гончая" и не выжгли всех лоялистов. Тела полковника так и не нашли, поскольку струя раскаленного прометия испепелила штаб имперцев и всех кто находился внутри.

С потерей командного пункта, вторая линия обороны также была прорвана и позиции 19-го полка были потеряны. Без командира координировать действия подразделений более не представлялось возможным. Отдельные группы продолжали сражаться в изоляции, но как полноценная боевая единица 19-й полк перестал существовать. Сотни солдат теперь отступали, минуя артиллерийские батареи, на которых орудия спешно готовили к эвакуации в тыл. Среди хаоса отступления большое количество снаряжения и боеприпасов было оставлено. На плечи 1-го Корпуса ложилась задача по сбору всего оставшегося после внезапного контрнаступления оборудования.

Спустя два дня ожесточенных боев враг, наконец, прорвал линии обороны и 1-й Корпус оказался перед лицом кризиса. Коллапс 19-го полка на левом фланге поставил под угрозу все позиции корпуса. Повстанцы вскоре обойдут лоялистов и разрушат недоделанные линии траншей. Подобно мятежникам ранее, ныне настал черед Корпусам Смерти отступать. Захваченная столь высокой ценой земля должна была быть оставлена без боя в угоду отхода на более укрепленные позиции первой линии обороны. Оттуда, вражескую контратаку можно было сдержать, однако это подразумевало оперативность действий. Первой и главной задачей являлось замедление продвижения противника с целью предоставить имперским подразделениям время для передислокации. 1-й Корпус собрал части 7-го Танкового полка и остатки подразделений Всадников Смерти 19-го. Их предполагалось бросить в бой с целью застопорить наступление еретиков. Полностью остановить повстанцев это не позволило бы, однако для 1-го Корпуса было жизненно важно выиграть хоть сколько-нибудь времени. Прочим подразделениям были отданы приказы отходить на заранее подготовленные позиции, а 261-му предписывалось развернуть фланг и усиленно окапываться. Данное поражение нанесло серьезный удар по планам кампании лорда Зёлка.

Эффект от дерзкой контратаки и прорыва имперской обороны почувствовала вся 88-я Осадная армия. На всех фронтах атаки были отменены, а необходимые материалы спешно перебрасывались в распоряжение 1-го Корпуса. 9-й Штурмовой корпус направился для поддержки 1-го в качестве последнего заслона на пути нового возможного прорыва, который мог бы привести не просто к потере ценных позиций, но и поражению во всей кампании. Еретики окончательно перехватили инициативу.

На третий день наступления вражеских танков, 1-й Корпус, наконец, перебросил часть своих сил для противодействия повстанцам. Этого было недостаточно для сдерживания мятежников, но позволило бы выиграть время для лавины людей, орудий, машин и снаряжения, катящейся на север. В целом, от 7-го Танкового полка на поле боя было выставлено пятьдесят два танка, как "Леман Русс", так и тяжелых "Махариев", против более чем сотни вражеских. Причем если верить поступающим донесениям, число машин изменников постоянно увеличивалось. 15-й Танковый батальон включал в себя дюжину "Леман Руссов", а командовал им с личного "Покорителя" капитан Герсзон. Через некоторое время на юге замаячили силуэты танков изменников. Открыв огонь с дальней дистанции, капитан поразил свою цель. В бинокль было видно, как орудие вражеского танка скосило набок, а из подбитой машины повалил дым. Противник упорно продвигался вперед, и бронебойные снаряды летели в обе стороны. Один из снарядов отскочил от ствола танка Герсзона, другой вывел из строя боковое лазерное орудие и смертельно ранил оператора. До третьего попадания капитан успел подбить два танка повстанцев. На этот раз оказался поврежден топливный бак. Поскольку горючее начало вытекать внутрь, Герсзон отдал приказ выжившим покинуть машину. Последние три члена экипажа откинули люки и выпрыгнули из горящего танка как раз в момент взрыва. Из двенадцати танков капитана в строю оставалось всего четыре, однако враг оставил на поле боя по меньшей мере шестнадцать. Отдав приказ отходить, Герсзон увидел несущийся на врага с опущенными копьями в последнем проявлении акта отчаянной отваги эскадрон Всадников Смерти. Спустя сутки сражений в распоряжении криговцев оставалось девять "Леман Руссов" и два "Махария", но и враг потерял не меньше. Бронированному клину мятежников был нанесен серьезный урон.

Подобные сдерживающие действия продолжались ежедневно, и еретики захватывали с каждым днем все меньше и меньше земли. Спустя еще трое суток контратака была полностью остановлена, но она глубоко врезалась в позиции 1-го Корпуса и вынудила имперцев оставить обширные территории. 19-й Осадный полк был разгромлен в первые два дня, понеся потери убитыми или попавшими в плен более восьмидесяти тысяч человек, включая командный состав. Вражеские потери также были высоки, особенно в бронетехнике. Цена сурового испытания 1-го Корпуса простиралась дальше, чем потери в живой силе, ресурсах и территории. Едва избежав катастрофы, по всем линиям фронтов атаки призванные ослабить врага, были отменены. Враг должен был истечь кровью, но вместо этого он стал только сильнее. Он получил время для перегруппировки, подтягивания подкреплений и подвоза боеприпасов. Теперь пробить вторую линию обороны будет намного тяжелее.

Битвы на второй линии обороны

После суматохи вражеского прорыва и кризиса 1-го Корпуса, наступающим подразделениям оставшихся трех корпусов пришлось остановиться. Вместо стремительного наступления, придется вновь прибегнуть к планомерному и осторожному продвижению. Вторая линия укреплений была мощнее и плотнее, чем первая, а после успешной контратаки массы еретиков занимали оборонительные позиции. Этот бастион мятежников предстояло было сломить подобно предыдущему – неспешным изматыванием.

Пехотные части на передовой вновь взялись за лопаты и кирки, а экскаваторы типа "Атлас" пришли в движение. Только-только сбежавшим из тесноты траншей солдатам пришлось возводить их снова. К повстанцам они будут приближаться под прикрытием артиллерии и в безопасности окопов.

Таким образом, кошмарная работа продолжилась, траншеи и коммуникации расползались, подобно паутине, по всей Ван Мирсландской Пустоши. Солдаты, выходящие за границы своих непосредственных секторов, могли безнадежно заблудиться в многокилометровых лабиринтах. Бесконечная артиллерийская дуэль возобновилась с прежней интенсивностью, став ежедневной угрозой внезапной гибели от мин или снарядов. При этом каждая сторона изо всех сил укрепляла передовые позиции, делая их еще более опасными для противника.

120816.М41 88-я Осадная армия вновь перешла в наступление. Во всеобщей атаке приняло участие не меньше шести полнокровных полков. День за днем, наступление продолжалось, взимая с людей свою ужасную дань, и гвардейцы сражались среди уничтоженных бункеров, обрушившихся траншей, проржавевших зарослей колючей проволоки и белеющих костей своих павших товарищей по оружию. Рутинная, убийственная картина установилась на всем фронте. После часов массированного артобстрела, гвардейцы Крига переходят в атаку на передовые линии мятежников, будь то траншеи, бункеры или иные укрепления. В большинстве случаев наступление захлебывается, и на ничейной земле остаются лежать только груды тел. В некоторых местах атака будет удачной и имперцы займут позиции врага, но лишь затем, чтобы тут же попасть под точный огонь батарей еретиков. В то время как артиллерия изолирует лоялистов, повстанцы начинают контратаку, достигающую цели прежде, чем к криговцам подходят подкрепления. После ближнего боя, с использованием гранат, штыков и саперных лопаток, имперцы откатываются назад. Подобно приливам и отливам, волны солдат Корпуса Смерти накатываются и откатываются от врага.

Безжалостный круговорот бесплодных атак продолжался, каждый раз наступление захлебывалось, а на следующий день фронт атаки следовало расширить, дабы захватить соседние сектора и устранить огонь с флангов. Ключевые позиции невозможно было взять без зачистки соседних секторов. Ключ к каждому сектору лежал на его флангах, и так было повсюду, пока целым полкам не отдавались приказы идти в атаку, только из-за того, что один отряд не справился со своей задачей. Достигаемый успех был минимален, и всегда был еще один фланг, который требовалось зачистить. Сотни атак были предприняты в течение месяцев, но прорыва так и не было. Еще один год прошел без видимых успехов для противоборствующих сторон.

На севере, 1-й Корпус, усиленный притоком новобранцев с Крига, вновь пробивался вперед. Здесь траншеи тянулись через местность, усеянную ржавеющими остовами уничтоженных танков и транспортов. Эта земля была захвачена и впоследствии потеряна. Стычки с мятежниками продолжались, однако лишившись защиты бункеров и укрепленных феррокритом оборонительных линий, артиллерия Крига получила возможность стереть повстанцев в порошок. Находясь на открытой местности, еретики как никогда страдали от артобстрела имперских батарей. Массированные бомбардировки вынуждали повстанцев либо покидать укрепления, либо быть уничтоженными. Постепенно, оставленная в результате контрнаступления земля была отвоевана вновь. Лоялистам потребовалось почти шесть месяцев, чтобы вернуть то, что было утеряно в течение недели. К концу года Первая Жилая Зона систематически подвергалась артобстрелам, после чего захватывалась практически без боя. После наступления все сборные дома были стерты с лица земли. В конце концов, 1-й Корпус вышел на позиции перед второй линией обороны, и Цитадель была окружена, начиная от сектора 62-47 и далее по часовой стрелке вплоть до сектора 54-38 на фронте в 250 километров.

В процессе продвижения 88-й армии гвардейцами было захвачено множество внешних складов и хранилищ Вракса. Эти колоссальные подземные бункеры, доступные лишь посредством огромных грузовых лифтов, были подчистую разграблены. Заготовленные в них военные ресурсы пропали, увезенные мятежниками вплоть до последнего патрона во время их отступления к крепости. Эти запасы были жизненными соками защитников, позволяющими еретикам тягаться с массивным аппаратом снабжения 88-й армии. Ежедневно на фронт доставлялись сотни тонн артиллерийских снарядов наряду с сияющими новизной орудийными стволами и казенными частями для замены износившихся. Но, судя по всему, враг не испытывал каких-либо затруднений с обеспечением войск, так что война на истощение должна продолжаться.

Так и случилось, безжалостная и неутомимая мясорубка возобновила свою работу. Подобно ненасытному зверю осада Вракса продолжалась – ежедневно пожирая снабжение и людские жизни с ненасытным аппетитом. Бесконечная артиллерийская перестрелка вновь превратила линию фронта в испещренное перекрывающими друг друга воронками (некоторые глубиной в несколько метров) поле. По ничейной земле опять стелился ядовитый смог из смеси кордита, пыли и трупного яда от множества разлагающихся трупов. Так прошел еще один год, за ним другой, а условия жизни все ухудшались. Где бы Корпуса Смерти ни получали преимущество, их вскоре отбрасывали контратаки мятежников.

По большей части от имперских полков требовалось лишь удерживать оборонительную линию. Было невозможно и нежелательно постоянно вести наступательные операции по всему фронту. Это не означает, что на линии фронта было тихо и спокойно. Даже когда не было запланировано никаких атак, обе противоборствующие стороны заявляли о себе агрессивными действиями, неизменно влекущими за собой ответные меры противника. Частые перестрелки, особенно ночные "бомбовые" рейды, когда небольшая группа выбиралась на ничейную землю и закидывала связками гранат вражеские траншеи, приводили к росту потерь. Также часто проводились операции по захвату часовых для последующего допроса. И имперцы и еретики использовали тактику постоянного изматывания противника, которая не давала оппоненту ни секунды передышки или отдыха. Подобные операции никогда не предполагали захвата земли, и атаки полков или отдельных отрядов не приветствовались, даже в качестве ответа на действия противника, поскольку захват малых территорий был слишком незначительной задачей на фоне масштабных военных планов кампании. Это привело к ситуации, когда продолжительные периоды времени, иногда годы, линия фронта оставалась статичной. Командующие Корпусов Смерти ждали большого прорыва, а его возможно было достигнуть лишь изматыванием врага, и, впоследствии, развитием успеха в поддержанном всеми войсками генеральном наступлении.

649818.М41 158-й полк предпринял крупный рейд на сектор 50-45, где располагались шахты оборонительных лазеров, часть сети орбитальной обороны Вракса. Сами лазерные батареи находились глубоко под землей, дабы защитить орудия от орбитальной бомбардировки, так что любой артобстрел имел мало шансов нанести более-менее серьезные повреждения. Еретики находились в безопасности, поэтому было принято решение для сохранения элемента внезапности обойтись без предварительной артиллерийской обработки. Атаку возглавят подразделения гренадеров, которые проберутся через ничейную землю и быстро захватят наземные укрепления лазерной батареи, после чего на рассвете им на подмогу прибудет пехота для окончательной зачистки шахты. Внешние укрепления включали в себя колючую проволоку, плотное минное поле и несколько усиленных огневых точек.

Под покровом ночи подразделения гренадеров покинули траншеи и начали скрытно, от воронки к воронке, пробираться к вражеским позициям. Как только в небе взрывался осветительный снаряд, гвардейцы замирали и прикидывались мертвыми. Стоило свету угаснуть и гренадеры возобновляли свое продвижение. Ориентироваться в темноте было сложно, так что несколько отрядов потерялись. Один из них случайно нарвался на вражеский патруль, который сам крался к имперским позициям, вероятно, чтобы провести разведку или швырнуть в траншеи пару гранат. Завязалась перестрелка, но для часовых мятежников это выглядело как еще одно рутинное ночное столкновение с лоялистами.

Добравшиеся до своих целей отряды уверились что все спокойно, и принялись расчищать первую линию проволочных заграждений. Когда гвардейцы ползли через образовавшийся проход, прямо над их головами желтым бутоном раскрылся осветительный снаряд. Гренадеры замерли, однако зоркий часовой заметил незнакомые фигуры в пределах защитного периметра. Часовой поднял тревогу и тьму ночи разрезали лазерные лучи. Началась беспорядочная пальба и общая неразбериха. Тяжелый болтер изрешетил солдат, застрявших у колючей проволоки, а повстанцы в подземных казармах были разбужены яростными криками своих офицеров.

Скрытая атака была обнаружена. Гренадеры могли либо отступить, либо продолжить наступление, ибо меж проволочных заграждений их попросту перебьют. Первые отряды выбрались из колючей проволоки и устремились вперед, прекрасно понимая, что вступают на минное поле. Ночь осветилась взрывами и выстрелами, Начальник караула гренадеров призывал солдат следовать за ним, однако его речь была резко оборвана снарядом тяжелого болтера, снесшим гвардейцу голову. Линия проволочных заграждений была окутана огнем, там рвались гранаты и вопили раненые. Один из бункеров поглотила струя пламени, выпущенная из огнемета. На фоне пожарища стали различимы силуэты бегущих гвардейцев, что спешили к ближайшему укрытию. Из подземных казарм уже начали прибывать первые отряды повстанцев. Царил полный хаос.

В зеленоватых рассветных тонах, лазерная шахта оказалась окутанной дымом и пылью. Вглядывающиеся в сканеры имперские офицеры мало что могли различить в подобной обстановке. Сообщения об успешном выполнении задания получено не было, но вместе с тем никто из атакующих не вернулся назад, чтобы доложить о провале. Бой еще продолжался, и был отдан приказ продолжать наступление, следуя изначальному плану. В назначенное время подразделения пехоты высыпали на ничейную землю. Однако свежие части лоялистов не знали, что дела у гренадеров шли плохо. В беспорядке ночного сражения, гвардейцам не удалось ликвидировать наземные укрепления, так что новой волне пехотинцев пришлось вновь идти на огневые точки мятежников по открытой местности. Вскоре все пошло по накатанной схеме, шквальный огонь прижал наступающих к земле, после чего их накрыл залп артиллерийских батарей, превративший ничейную землю в склеп, полный обугленных, контуженых и распотрошенных тел. Через некоторое время выжившие начали пробираться к своим траншеям. В качестве ответных действий по лазерной шахте открыли огнь батареи бомбард, продолжившие обстреливать позиции еретиков до наступления темноты. На следующий день, когда плотная пылевая завеса рассеялась, можно было заметить внешние повреждения, однако сами лазеры остались невредимыми и функционировали как прежде. Это был горький размен, однако он показателен в качестве примера столкновений, происходящих по всей линии фронта на ежедневной основе. Несколько сотен гвардейцев погибли в безнадежной атаке, и, без сомнения, обороняющаяся сторона понесла куда меньшие потери. Лишь горстке выживших гренадеров удалось добраться до имперских траншей. Большинство были убиты, а попавших в плен подвергли пыткам на допросе, затем казнили. Тела несчастных вывесили на колючей проволоке в качестве зловещего напоминания об их судьбе.

Новая угроза

С момента первого артиллерийского залпа, ознаменовавшего официальное начало Осады Вракса, минуло семь лет. Семь лет изнуряющих и ожесточенных боев, в которых за пару километров земли гибли миллионы. Каждая сторона имела свои победы и поражения, и обе понесли ужасающие потери, однако ни имперцы ни мятежники даже близко не подошли к краху.

В 820.М41 новые доклады, доставленные в штаб верховного командования лорда Зёлка на Трациан Примарис, привели ко всеобщей озабоченности. Не только кампания на Враксе сильно отставала от утвержденного графика, но, если верить докладам, к еретикам также поступило подкрепление. Во время атаки 261-го полка в секторе 52-49 нескольким штурмовым транспортам типа "Горгон" удалось вклиниться во вражеские позиции и создать угрозу прорыва второй линии обороны еретиков. Как обычно, враг контратаковал, однако в этот раз в контрнаступлении принимали участие закованные в броню космические десантники. Адептус Астартес в темно-синих доспехах нанесли стремительный удар, закрывший пробитую лоялистами брешь и уничтоживший все "Горгоны".

Как такое было возможно, чтоб космические десантники теперь сражались на стороне враксианских повстанцев? Кем бы они ни были, они представляли собой смертельную опасность. Ввиду особенностей ведения войны на арсенальном мире, Ордены Космического Десанта в конфликте не участвовали. Ни один Магистр не пошлет своих боевых братьев в болото неторопливой войны на истощение. Кампания зашла в безвыходное для обеих сторон положение и прибытие Адептус Астартес могло склонить чашу весов в пользу мятежников.

Лорд Командующий Зёлк немедленно выслал своих эмиссаров к Боевому Лорду-Командующему Сегментум Обскурус. Сможет ли он опознать этот Орден? Вместе с посланием, Зёлк запросил новые пехотные корпуса для отправки на Вракс. По его мнению, эти дополнительные силы помогут вернуть кампанию в ранее оговоренные сроки и переломить равновесие на второй линии обороны. Запрос был передан по каналам Департаменто Муниторум, и бюрократы принялись изыскивать средства доставки большего числа людей с Крига. Касаемо Адептус Астартес, это оставалось неразрешенной загадкой. Ордены, находящиеся в Сегментуме, и имеющие в своих цветах темно-синий, не имели отношения к происходящему. Был сделан вывод, что это могли быть легионеры-предатели, привлеченные на Вракс интенсивностью боев, и желавшие заслужить благосклонность своих Темных богов своим участием в резне. Штаб Зёлка уверили, что шаги для борьбы с этой новой угрозой уже предпринимаются.

В тайне от командующих 88-й Осадной Армией, Вракс действительно привлек внимание Легионов Хаоса. Новости о восстании и ожесточенных боях особенно заинтересовали одного предателя, ныне решившего присоединиться к сражениям. Им явился лорд Аркос, бывший капитан Альфа Легиона. Его боевая баржа "Сердце Анархии" проскользнула в систему Вракса и высадила боевых братьев в космопорте. Прикинувшись только-только прибывшими космическими десантниками, они пробрались через линии обороны Криговцев и, под видом нового наступления пересекли ничейную землю, достигнув, наконец, позиций еретиков. Уже в Цитадели, Аркос со своими последователями представил себя Его Преосвященству, предложив помощь и поддержку от имени всех Темных богов. Лорд Хаоса мог не только предоставить в распоряжение мятежников сверхэлитные войска, поднаторевшие в рейдах по вражеским тылам и диверсионных операциях, но и обучить ополченцев. Сам Аркос мог использовать имеющийся в его распоряжении колоссальный боевой опыт. Его братья по Легиону, все безоговорочно преданные своему командиру и нечестивым богам, с нетерпением ждали возможности принять участие в войне. Вракс, разъяснял Аркос, был наковальней, на которой будет расколот весь сектор Скарус. Победа здесь может привести к великим победам в будущем. Одно успешное восстание разожжет могучее пламя мятежа, и имелось уже множество союзников, готовых поддержать этот пожар в разных местах. Также Лорд Хаоса пообещал больше союзников в грядущем, другие банды прослышат о Враксе и поспешат присоединиться к драке. Аркос был ценным и могучим союзником для кардинала Ксафана, и его помощь была с радостью принята. Легионеры-изменники были немедленно брошены в дело.
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:26 | Сообщение № 6
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Ангелы Калибана

Подкрепления

К 821.М41 запросы Лорда-Командующего Зёлка, наконец, были удовлетворены. В систему Вракса вошел конвой транспортных судов, перевозящий три полка гвардейцев и 56-й Линейный корпус, которые должны послужить изменению установившегося равновесия на второй линии обороны. Эти войска должны были отправиться в другие горячие точки, но теперь политическое влияние Зёлка начало приносить свои плоды.

Также Боевой Лорд-Командующий получил и совершенно нежданную помощь. Прибытие подкреплений на помощь враксианским повстанцам было пугающим и потенциально катастрофическим известием, особенно если вслед за ними последуют и другие банды предателей, жаждущие сражений, грабежа и разорения во славу своих богов. Нельзя было допустить эскалации конфликта на арсенальном мире. Боевой Лорд-Командующий решил действовать независимо от своих подчиненных и разослал делегации, дабы заручиться поддержкой у Адептус Астартес. Первыми ответили Темные Ангелы, печально известный Орден Первого Основания, чья база в системе Калибан позволяла им быстро отреагировать на запрос. Ведомый умелым командованием Верховного Великого Магистра Азраэля, Орден выставил огромные силы - почти половина боевых братьев отправилась на арсенальный мир. В систему Вракса вошла боевая баржа "Ангел Воздаяния" под защитой двух ударных крейсеров "Меч Калибана" и "Избавление" в сопровождении небольшого флота сопровождения.

Азраэль не отсылал сообщений командованию 88-й Осадной армии. Он просто сконцентрировался на своей собственной цели – уничтожении космопорта Вракса. Это позволило бы эффективно отрезать мир от прибытия внепланетных подкреплений. Помощь Темным Ангелам не требовалась и Верховный Великий Магистр не видел причин привлекать к действиям полки Имперской Гвардии.

Пока штаб Зёлка корректировал планы кампании в связи с прибытием на фронт Линейного корпуса, Азраэль, со своими ротными командирами, на кораблях выходил на низкую орбиту и высаживал войска на поверхность Вракса посредством "Громовых Ястребов" и десантных челноков.

План Азраэля

Верховный Великий Магистр выбрал для высадки Равнины Срна, у подножья Абаросских Холмов, как раз к югу от космопорта. Его флот вышел на орбиту вне зоны поражения орбитальных лазерных батарей и выпустил "Громовых Ястребов", вошедших в атмосферу и облетевших планету для достижения выбранной зоны высадки. Там, где Имперский полк мог потратить недели для выгрузки с орбиты, Темным Ангелам потребовались считанные часы. На стартовых палубах эхом отдавался грохот двигателей вылетающих один за другим "Громовых Ястребов". Транспортники уже сновали туда-сюда, груженые снаряжением, космическими десантниками, машинами и припасами.

Азраэль выбрал свою цель по нескольким причинам. Первая была очевидной - космопорт был простейшим путем прибытия внепланетных подкреплений. Второй, послужил тот факт, что подобная атака вынудит мятежников стягивать силы для противодействия новой угрозе. Поскольку подразделения Крига не несли здесь непосредственной угрозы, на данный момент космопорт охранял лишь небольшой гарнизон, что позволяло высвободить войска для линии фронта. Темные Ангелы могли оттянуть вражеские силы в новом сражении, тем самым поддержав наступления 88-й Осадной армии и приближая давно ожидаемый прорыв. Третья причина была ведома лишь Темным Ангелам и, пожалуй, лучше прочих объясняла столь быстрый ответ Ордена. На Враксе присутствовали легионеры-предатели. Эти предатели могли иметь информацию о "Падших". У Азраэля не было весомых доказательств того, что Падшие были среди союзников еретиков, однако внутреннему кругу Темных Ангелов было более чем знакомо имя Аркоса. Это был презренный предатель известный с древних времен Ереси Хоруса. Если Лорд-Командующий Зёлк не смог опознать силовую броню противостоящих ему войск, то внутренний круг прекрасно осознавал кем являлись эти люди. Для получения информации у захваченных Предателей, Верховный Магистр пригласил с собой, капеллана-дознавателя Бельфегора.

План нападения серьезно обсуждался с того момента как Азраэль принял решение направить Орден на Вракс. Верховный Магистр не собирался ввязываться в войну на истощение, вместо этого, он направит быстро движущуюся колонну бронетехники через Равнины Срна, охватит космопорт и нанесет удар в наиболее уязвимую точку во вражеской обороне. Выбрать правильное время для атаки было жизненно важно, требовалось выждать достаточное время для прибытия подкреплений мятежников, но не слишком долго, дабы не допустить слишком большого скопления сил неприятеля. Азраэль собирался ввязаться в интенсивные уличные бои без поддержки самых крупных своих орудий - орбитальной бомбардировки с боевой баржи и ударных крейсеров. Космические корабли Темных Ангелов не рискнут войти в зону поражения лазерных батарей. Верховный Великий Магистр брал на себя лишь рассчитанные риски.

Как только начнется атака космопорта, Азраэль постарается перекрыть зону боевых действий от прибытия подкреплений путем захвата и уничтожения основных транспортных артерий по всему Разлому Срна и Баланской Котловине. Это была система могучих мощеных переездов, связывающих рабочие дороги через огромные пропасти. С их разрушением помощь из Цитадели не сможет добраться до космопорта. Исполнение данной задачи было возложено на Третью роту под командованием капитана Ория. Высадившись с "Громовых Ястребов" Третья боевая рота в первую очередь нанесет удары по мостам, подавив сопротивление и установив на свои цели взрывпакеты. Далее они двинутся на подмогу к остальной ударной группе в район космопорта.

Для повстанцев прибытие высокомобильных космических десантников создало серьезную стратегическую проблему. Темные Ангелы могли нанести удар куда угодно, в любое время. Они могли просто перелететь через оборонительные линии и напрямую атаковать саму Цитадель. Теперь мудрость Аркоса оказалась особо востребованной и верной в суждениях. Космодесантники не рискнут напасть на крепость с полным гарнизоном. Нет, вместо этого они будут изыскивать иные методы повлиять на ход кампании. И все же, Его Преосвященство должен был быть в состоянии отразить удар Темных Ангелов, где бы он ни был нанесен, в связи с этим войска снимались со второй линии обороны для усиления прочих районов, включая космопорт. Присутствие всего пяти сотен космических десантников уже оказало влияние на ход войны.

Сражение за космопорт Вракса

Темные Ангелы выступили в 944821М.41. Сначала они проделали двухсоткилометровый марш по Равнинам Срна. Бронированные колонны "Лэндрейдеров", "Хищников", "Носорогов", "Поборников" и "Вихрей" следовали за несущимися близко к земле "Лэндспидерами" Крыла Ворона, пристально высматривающих любые признаки врага. Эскадроны "Лэндспиделов" держали постоянную связь с эскадрильями "Громовых Ястребов", теперь исполняющих роль прикрытия с воздуха для продвигающихся танков, а также готовых нанести упреждающий удар в случае появления врага.

Единственными войсками, не принявшими участие в наступлении на космопорт, была рота Ория. Они держали оборону вокруг базы, дожидаясь своего часа, прежде чем присоединиться к сражению.

В то время, как бронетанковые колонны Темных Ангелов пробирались по равнинам, мятежники ответили действиям своих разведывательных групп. "Стражи" и "Саламандры" прочесывали Равнины Срна в поисках противника. Время от времени "Страж" разрывало в сполохе искр и пламени, когда над ним проносился палящий из автопушек "Лэндспидер". Вскоре командиры повстанцев уже знали, что Темные Ангелы направлялись на север к космопорту. Без промедления были отданы приказы по усилению гарнизона. В авангарде, Верховный Великий Магистр Азраэль на своем личном "Лэндрадере" класса "Прометей" - "Ангелис Император", уже мог различать очертания космопорта.

Битва за мосты

Пока проходила атака Азраэля, погрузившиеся на "Громовые Ястребы" войска капитана Ория приближались к мосту через Баланскую Котловину. Первые три машины заложили вираж, перелетев через восточное окончание километрового моста, и высадили штурмовые отряды. Спрыгивая с несущегося корабля, две группы Темных Ангелов обрушились прямиком на восточный выезд. Защитников смели в момент, большинство бежало в страхе перед гневом космических десантников, оставшиеся смельчаки были быстро перебиты. Мост удерживал лишь малый гарнизон, достаточный лишь для удержания ключевых оборонительных точек, так что они были с легкостью разгромлены наступающими Темными Ангелами. Второй и третий "Громовые Ястребы" открыли огонь из турболазеров и нанесли ракетный удар, вырывая огромные куски кладки из древних мостов и обращая бункеры в дымящиеся руины. По приземлении, тактические отряды выгрузились с пандуса и, паля из болтеров, ринулись в атаку. Мятежники начали в беспорядке отступать под неистовым натиском космических десантников, но быстро обнаружили, что отрезаны штурмовыми отрядами Темных Ангелов, уже захватившими восточный выход с моста. Зажатый без пути к спасению, гарнизон был полностью перебит.

Молниеносный удар Ория достиг цели в считанные минуты. Он тут же принялся за установку взрывпакетов, разместив в качестве прикрытия у восточного выхода с моста окопавшиеся отряды Опустошителей. Вскоре на дороге было замечено приближение вражеской бронетехники, устремившейся на подмогу в космопорт. После меткого попадания в лобовую броню из лазерной пушки, головной танк объяло пламя. Полыхающий, подобно живым факелам, экипаж выпрыгнул из подбитой машины. Следующие за танком "Химеры" обогнули перекрывший дорогу горящий остов лишь для чтобы попасть в зону поражения тяжелого вооружения Ория. Осколочные ракеты и залпы лазерных пушек превратили колонну бронетехники в груду чадящих обломков. Спустя несколько минут после начала боя вся местность была усеяна подбитыми "Леман Руссами", "Химерами", "Стражами" и "Василисками".

Пока отряды Опустошителей обороняли подходы к мосту, штурмовики завершили работы по минированию. Взрывпакеты были установлены на каждой из опор моста. Орий отдал своим войскам приказ о немедленной эвакуации и боевые братья погрузились на подоспевшие "Громовые Ястребы". Вся атака стоила Темным Ангелам троих раненых, которые, благодаря своей улучшенной физиологии, остались в строю. Как только последний воздушный транспорт устремился на север, Орий активировал взрывные устройства. Каждая из опор была уничтожена мощными взрывами, величественный мост застонал, заскрипел, и обрушился под тяжестью собственного веса. Обломки устремились в бездну Баланской Котловины, оставив после себя лишь вздымающееся к небу густое облако пыли. Главный путь для прибытия подкреплений был перерезан, а к концу дня все мосты через Котловины Срна также будут захвачены и уничтожены отрядом Ория.

Гневом Императора

Возвышаясь над турелью своего "Лэндрейдера" и обозревая равнины со вздымающимися шпилями космопорта на горизонте, Азраэль получил сообщение от связиста. В секторе 74-46 дозоры Крыла Ворона обнаружили направляющуюся на юг от космопорта танковую колонну противника. Враг приближался. Верховный Магистр направил "Громовые Ястребы" прикрытия на перехват и отдал войскам приказ выдвигаться навстречу мятежникам. Со своего командного "Лэндрейдера" Араэль наблюдал, как "Громовые Ястребы" атакуют колонны повстанцев с бреющего полета. Для противодействия противник начал развертывать "Гидры", но ракеты, лазерные пушки и турболазеры кораблей Темных Ангелов наносили тяжелый урон находящимся на открытой местности машинам еретиков. Без воздушного прикрытия, врагу оставалось надеяться лишь на милость "Громовых Ястребов". К этому времени разведывательные "Лэндспидеры" направили головные "Лэндрейдеры" в бой, а равнины окутал медленно плывущий дым от горящих остовов машин. Тяжелобронированные "Лэндрейдеры" врезались в оставшиеся танки противника и их лазерные пушки прошивали спешащие убраться в относительную безопасность космопорта "Леман Руссы" и "Химеры". Удар Азраэля прошел аккурат сквозь позиции еретиков, далее завернув на восток и окружив космопорт. Верховный Великий Магистр уже получил от брата Ория подтверждение уничтожения первого моста. Теперь он намеревался ударить по космопорту с востока, тем самым оттянув основную часть гарнизона на себя, после чего выдвинуть Третью роту для наступления с запада, зажав мятежников меж наковальней Ория и своим молотом.

Первыми в черту города влетели "Лэндспидеры" Крыла Ворона, доложившие о наиболее эффективных путях наступления. Теперь Азраэль направил вперед свои "Поборники", поддерживаемые погрузившимися на "Носороги" и "Секачи" боевыми братьями. Танки сокрушили здания, в которых укрывалась вражеская пехота, прежде чем Темные Ангелы принялись за зачистку местности от выживших. С безжалостной эффективностью космических десантников, все шло согласно плану.

Ударная группа Верховного Великого Магистра пробивалась по улицам космопорта, неся с собой колоссальные разрушения. Над их головами перевооружившиеся "Громовые Ястребы" беспощадно бомбили очаги сопротивления еретиков. "Вихри" обрушивали на космопорт залп за залпом, получая координаты от наводчиков из числа боевых братьев Крыла Ворона, выявлявших скопления врага и мгновенно ускользающих из зоны поражения. Противник подвергался постоянным атакам, по мере осторожного продвижения сметавших все на своем пути бронированных частей Верховного Великого Магистра. Даже наступление ночи не замедлило наступления, и Азраэль продолжил сражение во тьме. С первыми лучами солнца Темные Ангелы зачистили восточные подходы к северным посадочным площадкам, а мятежники в беспорядке отступали. Перед рассветом Третья боевая рота также вышла на позиции, высадившись к западу от основных посадочных площадок и развернувшись подобно заградительному барьеру против отступлений противника.

К рассвету враг занимал массивные здания, окружавшие космопорт. Склады, ангары и ремонтные депо были превращены в мощные опорные пункты даже под непрестанным огнем "Вихрей". Повстанцы как могли укрепили свои позиции, пустив в дело даже опрокинутые машины обслуживания посадочных полос. Вновь послышался рев двигателей приближающихся "Громовых Ястребов", спешащих сбросить свой смертоносный груз на головы еретиков. На второй день битвы Азраэль ограничился ослаблением противника, высылкой патрулей и прощупыванием вражеских позиций. Он давал мятежникам возможность стянуть побольше людей в оборонительное кольцо. Целью Верховного Магистра было не только разрушение космопорта, но и полное истребление всех защитников. Второй день прошел в случайных перестрелках, однако по космопорту продолжало раскатываться эхо рвущихся ракет "Вихрей" и ответные залпы батарей мятежников. Точнее жалкое подобие ответных залпов, поскольку мобильность артиллерии Темных Ангелов, меняющей позицию после каждого залпа, делала ее малоуязвимой для огня еретиков.

На рассвете третьего дня посадочные площадки стали окончательно напоминать зону боевых действий. После многократных авианалетов и попаданий ракет обломки и куски кладки грудами лежали на всех улицах. Из добытой вчерашними патрулями информации патрулей Азраэль теперь прекрасно представлял, куда он нанесет удар всеми силами. Верховный Магистр собрал боевых братьев Шестой роты, по большей части тактические отделения, и передал их под личное командование капеллана-дознавателя Бельфегора, даровав им великую честь идти в бой со Священным штандартом Опустошения. Нести драгоценную реликвию доверили заслуженному ветерану, брату Анмаэлю, которого выбрал лично Азраэль. Шестая рота, воодушевленная дважды оказанной ей великой честью, должна была отправиться на юг и, после стремительной атаки, отрезать защитников. Сопровождаемая "Поборниками", "Вихрями" и "Хищниками", рота ринулась в наступление и вскоре была связана в уличных боях с еретиками. Космические десантники отличались богатым опытом в ведении ближнего боя и когда "Поборники" с близкого расстояния открыли огонь по зданиям, улицы забились пылью с обломками. Было видно, как темно-зеленые фигуры пробираются сквозь руины, время от времени изрыгая на защитников ярко оранжевую струю пламени из огнеметов. Спустя день тяжелых боев улицы были завалены трупами. Бельфегор доложил, что души пятнадцати боевых братьев присоединились к Императору, но южные секторы теперь очищены от присутствия врага.

На четвертый день Азраэль вновь принялся укреплять свои позиции и осыпать еретиков градом снарядов. Патрули Темных Ангелов продолжили продвижение меж обломков и по засыпанным битым стеклом улицам, но решающего наступления сегодня не предвещалось. Верховный Великий Магистр понимал, что мятежники в космопорте отрезаны от прибытия подкреплений с линиями снабжения и время было на его сторонне. "Громовые Ястребы" доставили топливо и боеприпасы для боевых машин космических десантников. Темные Ангелы сражались без передышки уже три дня, но их поддерживала силовая броня и они могли продолжать в том же духе еще очень долго. После консолидации позиций, Азраэль созвал ротных командиров для инструктажа. Собравшись внутри "Ангелис Император", ветераны обсуждали наилучшие пути ликвидации созданных ими очагов сопротивления повстанцев. Утвердили план по проведению концентрических атак. Сначала войска Азраэля пойдут в наступление с востока, затем рота Бельфегора с юга и, наконец, Орий нанесет удар с запада. В течение трех дней вражеский периметр предполагалось сжимать до все меньшего и меньшего размера. Далее Верховный Великий Магистр лично поведет боевых братьев на решающий штурм, поддерживаемый еще не принимавшими участия в сражении отрядами терминаторов Крыла Смерти.

Так было решено и так было исполнено. На протяжении трех дней каждая из рот сдавливала еретиков все сильнее и сильнее. Каждый день космические десантники при поддержке танков и дредноутов с тяжелыми боями систематически выбивали мятежников из зданий. Со все еще господствующими в небесах "Громовыми Ястребами" у повстанцев практически небыло шансов. Все локальные контратаки были отбиты. Во время своего наступления, Третья рота Ория доложила, что после захвата нескольких посадочных площадок, они натолкнулись и вступили в бой с подразделениями легионеров-предателей - нечестивых последователей Аркоса. Легион Альфа выделил силы для обороны космопорта и Азраэль желал захватить как можно больше Предателей. В финальной схватке захват космодесантников Хаоса будет одной из основных задач Крыла Смерти.

На решающий штурм Темные Ангелы пошли спустя восемь дней после начала боев за космопорт. Верховный Великий Магистр вновь взошел на свой "Лэндрейдер" и, сопровождаемый частями Первой, Второй, Пятой, Восьмой и Девятой рот, направился окончательно раздавить остатки вражеского сопротивления. Темные Ангелы обрушились на еретиков со всей силой, не обращая внимания на рвущиеся вокруг них снаряды. Не могло быть и речи о пощаде, ибо отвернувшиеся от света Императора заслуживали лишь смерти. В душах Ангелов Калибана вот уже десять тысяч лет не угасал праведный гнев, и теперь они жаждали свершить возмездие за древнее предательство, что чуть было ни уничтожило их Орден и Империум Человека.

Битва была свирепой и кровавой, но Предатели не могли надеяться выстоять против бронированной мощи Крыла Смерти. Пять отделений терминаторов штурмболтером, автопушками и тяжелыми огнеметами сметали врагов из одного здания за другим. В горячке битвы командный "Лэндрейдер" Азраэля получил попадание из лазерной пушки, в результате чего потерял боковую турель. Последовавший взрыв боеприпасов тяжелого болтера повредил гусеницы машины и обездвижил "Ангелис Император". Внутри танка, Азраэль надел Львиный Шлем и, со своим молчаливым компаньоном и командным отрядом, откинул аппарель и ринулся на объятую огнем улицу. Ревя "Возмездие! Возмездие! Возмездие!", Верховный Великий Магистр обрушился на порядки врага, черное лезвие Меча Тайн прорубало ему дорогу, а Львиный Шлем оберегал от вреда. Обычно белые одежды Азраэля окрасились красным от крови павших врагов, многие из которых в страхе бежали перед неистовой яростью Темного Ангела. Остальные боевые братья подоспели на подмогу своему командиру и, казалось, исход сражения был предрешен - но тут Легион Альфа нанес свой контрудар. Опытные ветераны лежали в засаде, используя мятежных ополченцев в качестве приманки для лояльных космических десантников. Теперь настало время захлопнуть ловушку, вынырнув из своих укрытий и обрушив на братьев Азраэля ураган болтерного огня. Пока вокруг рвались снаряды, Верховный Великий Магистр увидел, как шквальным огнем был сражен брат Анмаэль, и Священный штандарт выпал из рук знаменосца. Азраэль знал, что он не может позволить древнему стягу валяться в грязи и обязан вернуть реликвию. Устремившись под огнем еретиков к стягу, он достиг штандарта одновременно с врагом. Темные Ангелы и Альфа легионеры сцепились друг с другом над телом павшего брата Анмаэля и никто не желал отступать. Пока Темные Ангелы сражались, дабы выбраться из ловушки Предателей, Азраэль прикончил последнего из своих врагов и поднял Священный штандарт. В этот же момент из дыма появилась массивная фигура, чья броня была украшена святотатственными рунами и нечестивой восьмиконечной звездой Хаоса Неделимого. Аркос самолично кинулся на Азраэля. Ему наперерез бросился штурмовой десантник, но чемпион губительных сил одним движением разрубил лоялиста надвое своим напитанным варпом клинком. Два могучих героя сошлись в бою. В одной руке Верховный Великий Магистр сжимал Священный штандарт Опустошения, в другой - Меч Тайн. Противники обрушивали друг на друга сокрушительные удары, пока из стыков пластин древней брони у Азраэля не засочилась кровь. Наносимые с огромной силой удары Лорда Хаоса ранили главу Темных Ангелов. Каждый призвал последние крупицы силы, но в тот день с Аркосом была совокупная мощь четырех богов Хаоса. Читая литанию своим Темным Владыкам, Предатель, ослабив противника, оттеснил Азраэля назад, после чего толчком плеча и стремительным ударом поверг Верховного Великого Магистра на землю, выбив Меч Тайн из рук своего врага. Склонившийся среди обломков и все еще сжимавший Священный стяг Азраэль взирал на приближение своей погибели. Лорд Хаоса навис над поверженным Темным Ангелом и разразился торжествующим хохотом, после чего поднял Темный Меч, дабы добить своего смертного врага.

Но когда Предатель был уже почти готов прервать правление Верховного Великого Магистра, Аркос отшатнулся от попавших в него снарядов автопушки. По улице на помощь своему командиру спешили возглавляемые воздевшим свой Крозиус Арканум капелланом-дознавателем Бельфегором терминаторы Крыла Смерти. Бельфегор могучим ударом сбил пошатнувшегося Аркоса с ног и расколол ему броню. Теперь уже Лорд Хаоса валялся оглушенный и истекал кровью. Обеспокоенный состоянием Верховного Великого Магистра, капеллан-дознаватель обернулся к лежащему Азраэлю, в котором еле теплилось. Когда же Бельфегор повернулся назад, то Аркоса и след простыл, после него осталась лишь закружившаяся вихрем пыль.

Азраэль был тяжело ранен во время поединка, но апотекарии быстро поставили его на ноги и вывезли на "Громовом Ястребе" на боевую баржу для дальнейшего исцеления. Командование наземными войсками принял на себя брат Орий. Между тем мятежники дрались в своей последней битве. Легион Альфа отступил, отозванный своим бежавшим командиром. Засада космодесантников Хаоса нанесла Темным Ангелам ощутимый урон, но предатели не могли надеяться победить в одиночку. Выжившие ополченцы попытались бежать из космопорта, и еще два дня имперцы вели охоту на разрозненные группки мятежников. Спустя десять дней космопорт был полностью в руках Темных Ангелов и они тут же начали закладку взрывпакетов в ключевые постройки. Еще через два дня космопорт был полностью разрушен без возможности восстановления и, перед отбытием на баржу, космические десантники заминировали посадочные площадки.

Десятидневное сражение завершилось победой, однако Темные Ангелы заплатили за нее высокую цену. Верховный Великий Магистр оправлялся от полученных ран, а держатель Священного штандарта брат Анмаэль погиб, вместе с почти что двумястами Темными Ангелами, которым требуется подыскать замену на Калибане. Орден не смог захватить ни одного живого легионера-предателя, хотя камеры боевой баржи были полны плененными ополченцами-изменниками, каждому из которых предстояло встретиться лицом к лицу с капелланом-дознавателем по возвращении на Калибан. Азраэль отправил командованию 88-й Осадной армии типично лаконичное сообщение. В нем сообщалось лишь следующее: "Гневом Императора. Космопорт Вракса уничтожен. Задание выполнено". Затем ударная группа убралась восвояси
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:26 | Сообщение № 7
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Осада Вракса (Глава 6)
Прорыв

Большой Прорыв

С начала осады минуло девять лет. К этому моменту 88-я Осадная армия должна была, сломив сопротивление первых двух линий обороны, укрепиться на третьей, а Цитадель должна была уже находиться в зоне обстрела тяжелой артиллерии лоялистов. Однако война не протекала строго по плану. 88-я армия затребовала больше людей, а успех операции Темных Ангелов давал надежду лорду Зёлку искупить прошлые неудачи решительным прорывом.

Пополнение Линейных корпусов тремя свежими полками дало необходимые командующим силы для организации наступления сокрушительной мощи. Ввиду тяжелых потерь, осадные полки слишком ослабли, а их командиры удовлетворялись удержанием линии обороны, изматыванием врага и организацией серий точечных ударов в надежде, что однажды одна из операций создаст первую трещину в платине вражеских укреплений. Однако у лорда Зёлка истекало время, ему отвели двенадцать лет на выполнение миссии и ресурсы Крига поступали на Вракс в больших количествах. Он отдал приказ трем новоприбывшим и уже дислоцированным на линии фронта полкам совершить генеральный прорыв, крупномасштабное наступление на всех фронтах с целью создания продолжительного давления на вторую линию обороны противника. Это вынудит врага подтянуть резервы, вследствие чего они будут истощены под артиллерийским обстрелом и мощными пехотными атаками. Если поддерживать постоянное давление на оборонительные линии противника, в конце концов, еретики на каком-либо участке не выдержат. После чего штурмовые корпуса устремятся в прорыв и пробьются сквозь внутренние оборонительные линии. Если же наступление будет достаточно стремительным, то имелся шанс прорваться во внутренние защитные рубежи и создать плацдарм прежде, чем враг вновь сможет окопаться.

Для подобного прорыва потребуется время; скоординировать планы наступлений, расположить и снабдить всем необходимым артиллерию, доукомплектовать людьми и припасами потрепанные в боях полки, расчистить минные поля и, самое важное, заготовить достаточное количество снарядов, дабы предварительная артподготовка стала самой мощной за время войны. Для 88-й Осадной армии организация операции подобных масштабов была нелегкой задачей, однако по завершении армия будет подготовлена к великой, возможно решающей, битве во всей кампании. Начало нового наступления было назначено на 101822.М41.

От взгляда мятежников не ускользнули масштабные приготовления к атаке. Патрули и дозорные посты докладывали об увеличении количества солдат на линии фронта и накоплении амуниции и снаряжения. В ответ, на линии траншей Крига посыпались снаряды, в попытке "застопорить" приготовления. Лоялисты ответили контрбатарейным огнем. Каждое уничтоженное орудие теперь означало меньше снарядов на головы готовящейся к наступлению пехоты.

Тем временем определение задач артиллерии на время большого прорыва было завершено и, как и в прошлые разы, они были чрезвычайно сложны, требуя точности и согласованности от каждой батареи. Задачи включали в себя установку дымовых завес, уничтожение вражеских танковых ловушек и колючей проволоки, подавление пехоты, уничтожение орудий, бункеров, и дорожных сетей в тылу противника. Пока артиллерия вела подготовку, офицеры пехоты отдавали подробные инструкции к атаке. Каждой роте были поставлены конкретные задачи и составлены детальные планы, как и где будут размещены их взводы для достижения цели. В означенный час активность стала лихорадочной. 089822.М41 началась предварительная бомбардировка. Каждое орудие 88-й армии открыло огонь по врагу, освещая небеса вспышками. Батареи не смолкали ни днем, ни ночью в попытке сломить сопротивление защитников.

Пока над ними сотрясалась от чудовищных взрывов земля, а воздух напитывался гарью, еретики пережидали бомбардировку за многими слоями земли и феррокрита в глубоких подземных убежищах. Обороняющиеся ожидали грядущего наступления, в то время как линию фронта накрыло пеленой пламени, дыма и пыли, видимой даже с орбиты.

Во тьме, связующие траншеи начали заполняться людьми. Первая волна заняла свои позиции. Солдаты второй также были готовы, стоя плачем к плечу, обвешанные дополнительным обмундированием, гранатами, боезапасом и сухпайками для грядущей битвы. Пока небеса разрывали молнии и оранжевые сполохи от нескончаемой бомбардировки накрыли Ван Мирсландские Пустоши, на позиции для атаки вышло более двух миллионов пехотинцев.

Тьму вскоре сменили первые слабые лучи рассвета. По большей части цели на ничейной земле не были видны из-за дрейфующих с линии фронта густых облаков дыма. Под конец орудия увеличили темп, обрушив на вражеские укрепления последние осколочные и зажигательные снаряды, а после все стихло. Неистовство артобстрела прекратилось, и на мгновение на поле боя воцарилась тишина.

День первый

По всем передатчикам прифронтовых траншей пронесся приказ к началу наступления. Под топот сапог гвардейцы бросились к лестницам и парапетам, подобно потоку струясь по ничейной земле. Командиры очень недолго могли наблюдать за продвижением войск, прежде чем те исчезали в стене пыли и дыма. Полковые командующие более ничего не могли сделать, колоссальная военная машина пришла в движение и исход сражения будет определен действиями взводов, отрядов и батальонов. В командных бункерах они могли лишь вслушиваться в передачи с целью получить более четкую картину, того что происходило на фронтах – где наступление увенчалось успехом, а где захлебнулось. Где требовались подкрепления, а где оборона противника была на грани коллапса.

На ничейной земле еретики отвечали на прекращение артобстрела. Они прекрасно представляли, что сейчас последует, и беспорядочно неслись к оборонительным точкам. Во многих местах укрепления были сметены бурей четырехдневной бомбардировки, так что многим пришлось с оружием наизготовку укрыться в руинах. Дым не мог остановить пули и лазерные лучи, и хотя цели еще не показались в поле зрения, еретики дали смертоносный залп. Под покровом облаков поднятой пыли, наступающие гвардейцы не видели врага, но о его присутствии им сообщил стрекот тяжелых болтеров и отрывистые очереди пулеметов. Солдаты начали падать, однако атакующие неумолимо шли вперед.

Вскоре не разрушенные защитные батареи еретиков нанесли удар. Ничейная земля была хорошо пристреляна, так что ответный огонь предателей был част и точен. По мере усиления вражеского огня, меж шеренг наступающих криговцев начали рваться снаряды. На ничейной земле целые подразделения исчезали под стеной смертоносной шрапнели. Артиллерийская бомбардировка привела к полному провалу наступления 158-го полка в секторе 50-45. Первая волна атакующих уже откатывалась назад перед лицом шквального артобстрела. Комиссары штурмовых отрядов требовали стойко держаться и продолжать наступление, начав расстрелы первых повернувших назад гвардейцев. В ответ на это, несколько комиссаров были убиты солдатами потрепанных штурмовых батальонов, спешащими укрыться в безопасности своих траншей. На парапете они столкнулись с идущей в атаку второй волной криговцев. Разразился сущая преисподняя, когда наступающие и отступающие подразделения смешались, забивая траншеи толпами солдат. Когда офицеры второй волны атакующих попытались расчистить себе проход, начались драки. Спустя всего несколько часов, наступление 158-го полка окончательно захлебнулось. В результате катастрофической неудачи и малодушия полка, полковник со штабом были арестованы и, в конце концов, казнены. Сам полк был впоследствии распущен комиссарами 88-й Осадной армии, а все выжившие гвардейцы приговорены к отправке в Штрафные Легионы.

В прочих секторах наблюдался больший прогресс. Криговцы теснили врага, невзирая на тяжелые потери. В тех местах, где они достигали позиций врага, укрепления мятежников захватывались в штыковых атаках. В неразберихе кровавых лобовых штурмов, общая картина боя была неясной и обрывочной. Кое-где полковые командующие докладывали об успешном продвижении, а где-то о провале и тяжелых потерях. Несмотря на это, второй волне гвардейцев было приказано выдвигаться вперед, и ничейная земля вновь заполнилась потоками солдат. Серые шеренги растягивались на весь горизонт.

По мере развития сражения, становилось очевидным, что в основном врагу удалось удержать свои позиции. Там, где защитные линии были прорваны, противник просто откатывался вглубь обороны на заранее подготовленные позиции. Наступление 34-го Линейного корпуса достигло наибольших успехов. В секторе 291-го полка им удалось достичь полного превосходства в артиллерии, уничтожив практически все орудия мятежников. Теперь гвардейцы проломили линию фронта предателей и продвигались вперед даже ночью. 88-я армия решила развить успех и на следующий день приложить на данном участке максимальные усилия. 11-й Штурмовой корпус до сих пор находился в резерве, и теперь получил приказ начать наступление через позиции 291-го полка. Солдаты взбирались на танки и набивались в штурмовые транспорты типа "Горгон". Подготовка атаки займет один день, таким образом, 291-му полку требовалось укрепиться на захваченных позициях и продержаться до прибытия подкреплений на третьи сутки.

Как всегда, цена наступлений первого дня была весьма высока, и многие подразделения уже столкнулись с нехваткой живой силы. Захватившие вражеские укрепления лоялисты должны были удержать их до прибытия подкреплений. Второй день станет днем консолидации позиций и обороны против неизбежных контратак. В действительности же достижения были невелики. Повстанцы упорно, а иногда просто фанатично, оборонялись, однако наступление требовалось продолжать.

День второй

На второй день началась консолидация захваченных позиций и проведение нескоординированных атак, когда каждое подразделение Крига окапывалось или же старалось достичь целей, не выполненных вчера. Во время артиллерийской дуэли, солдаты продолжали вести отдельные бои меж импровизированных оборонительных позиций. Тут и там разрушенный бункер захватывался лоялистами, чтобы вновь перейти в руки к мятежникам после контратаки. Укрытия очищались от выживших врагов штыками и гранатами.

Там где были захвачены вражеские траншеи, они перекрывались с обеих сторон, дабы предотвратить проникновение еретиков внутрь. Для противодействия контратакам приходилось подтягивать и устанавливать тяжелое вооружение. В секторе 56-50, люди лейтенанта Кады из восьмого взвода 15-й роты 158-го полка оказались именно в таком положении. Он начал наступление в составе второй волны с полностью укомплектованным взводом из шестидесяти гвардейцев под своим командованием. После пересечения ничейной земли под огнем изменников у него осталось тридцать три человека, которые теперь отважно удерживали секцию траншеи. Ее удалось захватить лишь когда лейтенант самолично возглавил атаку на позицию тяжелого болтера, пробираясь через воронки заполненные ранеными и убитыми в предыдущих наступлениях, после чего выпрыгнув и с близкого расстояния опустошив в расчет орудия обойму лазерного пистолета. Убив обоих стрелков, Када метнулся к болтеру и, развернув орудие вдоль траншеи, изрешетил в клочья вражеских солдат. Затем он приказал еще укрывающимся на ничейной земле гвардейцам перейти в атаку и траншея перешла в руки имперцев. Теперь лейтенанту было необходимо лишь держаться. Снаряды артиллерии, невозможно было понять, союзной или вражеской, рвались невдалеке. Той же ночью, солдаты Кады расчистили блиндаж и возвели баррикады по всей длине захваченной секции траншеи.

На рассвете еретики попытались отбить траншею, забрасывая баррикады гранатами. Захваченный тяжелый болтер изрыгал огонь, отбрасывая врага назад. Каждый раз, стоило изменникам появиться, очередь, выпущенная практически в упор, вынуждала наступающих искать укрытия. К полудню гвардейцы были измождены и ощущали нехватку боеприпасов. Огонь вражеских минометов постепенно становился все ближе. Срочно нуждаясь в подкреплении, лейтенант со своим помощником отправились на ничейную землю с целью найти передатчик. Перебегая от воронки к воронке, он, наконец, смог обнаружить тело радиста и снял пристегнутый к спине мертвого солдата прибор. Укрываясь в кратере, Када вызвал своего командующего, чтобы доложить о сложившемся положении, однако ответа получить не смог. Он попробовал вызвать соседнюю роту, но вновь безрезультатно. Наконец, лейтенанту удалось связаться с командиром батареи счетверенных гаубиц, который согласился передать информацию о его положении и дислокации по цепи командования. Когда Када разговаривал по передатчику, его и помощника засек вражеский снайпер. Первый выстрел еретика пришелся на шею лейтенанта и нанес смертельное ранение. Када распростерся в грязи, корчась, по мере того как кровь пропитывала его шинель. Помощнику удалось увернуться, и он поспешил, все еще находясь под снайперским огнем, к своей траншее доложить о гибели офицера и грядущем подходе подкреплений. К этому времени минометные снаряды рвались уже на самом парапете и большинство гвардейцев укрылись в захваченном блиндаже, оставив несколько неудачливых часовых следить за действиями противника. Ситуация была отчаянная. Восьмой взвод уменьшился до девятнадцати человек. Эти отважные гвардейцы выдержали еще две атаки, прежде чем самопожертвование лейтенанта было вознаграждено.

По ничейной земле продвигался, громыхая, эскадрон тягачей типа "Кентавр", несущий с собой отделение тяжеловооруженных гренадеров. Под прикрытием огня тяжелых стабберов, гренадеры выгрузились в траншею, и вскоре принялись за расширение захваченного плацдарма, зачищая прилежащие траншеи с помощью гранат и огнеметов. Вскоре изменники были отброшены и, несмотря на продолжительный минометный обстрел, траншея окончательно перешла в руки лоялистов. Во тьме, новый взвод сменил четырнадцать выживших солдат из восьмого взвода Кады. Уставшие гвардейцы разыскали и забрали тело своего павшего командира, когда возвращались в траншеи.

Небольшие операции, подобные действиям лейтенанта Кады, продолжались на второй день по всей линии фронта, пока 88-я армия старалась укрепиться на захваченных благодаря вчерашним жертвам позициях. К исходу дня, несколько полковников требовали отозвать или, по крайней мере, уменьшить масштаб наступления. При установившемся уровне изнурения, от их подразделений вскоре ничего не останется. Командование 88-й Осадной армией и лорд Зёлк а частности, не собирались - не могли - всерьез рассматривать подобную просьбу. Наступление было слишком значимым, чтобы его просто можно было отменить из-за чудовищных потерь. Это был последний бросок костей для Зёлка, и генеральное наступление нельзя было приостанавливать для детального анализа ситуации. Оперативность действий была определяющей, чем дольше откладываются завершающие атаки, там больше времени появляется у врага для усиления своих позиций, и тем сложнее будут грядущие наступления для имперцев. Нет, движущая сила атаки (хоть и небольшая) была жизненно важной. На третий день было запланировано еще больше наступлений. 88-я армия страдала, однако и врагу должно было быть не легче.

День третий

Согласно приказу, сражения продолжались по всей линии фронта, но основные усилия 88-й армии на сегодня будут сосредоточены в южных секторах 51-41 и 52-41, где 11-й Штурмовой корпус готовился к началу наступления. Вскоре уже можно было слышать шум и громыхание продвигающейся бронетехники. Неспешно пробираясь через изрытую воронками пустошь ничейной земли, танки выстроились в боевые порядки и пошли на прорыв. Сразу за ними ползли огромные транспорты типа "Горгон", каждый из этих левиафанов нес в себе взвод из пятидесяти гвардейцев готовых ринуться в бой сразу после выгрузки.

После предыдущих контратак враг теперь удерживал тонкую линию разбитых бункеров, стен и кратеров. Вскоре, когда "Горгоны" откинули аппарели и изрыгнули орды солдат Крига, эти позиции были захвачены. Передовые укрепления не могли сдержать всесокрушающую мощь 11-го Штурмового корпуса, и к середине утра танки с пехотой вновь неслись вперед. Казалось, прорыв, который способен дестабилизировать всю вторую линию обороны, был близок.

Но командиры мятежников не оставляли без внимания столь очевидные угрозы. Они также оценили опасность прорыва 291-го полка, и в их распоряжении имелся весь день, дабы исправить ситуацию в секторе. Выполняя новую контратаку, навстречу 11-му Штурмовому корпусу отправились укрываемые ранее в подземных ангарах машины. Предатели выставили против лоялистов "Леман Руссы", "Химеры", новые "Василиски", "Медузы" и даже двенадцать истребителей танков типа "Разрушитель". По мере того, как авангард криговцев планомерно пробивался вперед, вражеское сопротивление начало нарастать. Танки обменивались выстрелами на дальней дистанции, в то время как "Разрушители" выжидали. Вскоре горящая и изрыгающая едкий дым подбитая бронетехника лоялистов устилала ландшафт. Контратака изменников достигла требуемого эффекта, и к полудню гвардейцы прекратили наступление, теснимые вражескими бронированными частями. Потери в технике росли, и спешно была затребована поддержка артиллерии. Прорыв имперцев был остановлен, наступил еще один ложный рассвет.

Из других секторов также поступали донесения. На самом востоке наступления, 3-й осадный полк 1-го Линейного корпуса, наконец, достиг целей первого дня в секторе 62-48. 3-й полк готовился к еще одному мощному наступлению на четвертый день. Танковые части 14-го полка были подтянуты для оказания поддержки в прорыве.

День четвертый, и далее…

Небольшие достижения и потенциальные прорывы обороны первых трех дней нельзя было просто так скинуть со счетов. Казалось, 88-я армия намеревалась разбиться в кровь о вторую линию обороны еретиков. Один из полковых командиров заявил, что верховное командование полагало лучшим способом разрушить стену упорным битьем об нее головой. В горниле битвы, все еще бушующей во многих секторах, 88-я армия, похоже, выдыхалась быстрее еретиков. Новые полки 46-го Линейного корпуса были потрепаны в сражениях. Что же касается 469-го полка, то он были почти полностью перебит, однако наряду с этим достиг большого прогресса. Теперь была задействована вся мощь 88-й Осадной армии, единственными резервами оставались реорганизованные подразделения, сформированные из солдат, выживших в первые дни. На новом фронте сражения не стихали на протяжении трех последующих дней. Пыль и едкий дым теперь стелились так близко к земле, что видимость в некоторых местах не превышала ста метров. В подобных условиях невозможно было координировать атаки или же получать точные сведения о попаданиях снарядов, однако наступление продолжалось. Возможно, это станет концом кампании, тем или иным образом, но одна из сторон должна была сломаться.

По мере того, как полковые командующие старались выполнить предписанные им задачи, первоначальная инерция наступления начала затухать. Прилив крови, позволивший атаке продвигаться до сих пор, ослаб. Боеприпасы, особенно снаряды для тяжелой артиллерии, подходили к концу. Роты уменьшились до размеров взводов, взводы до отделений.

Наступление продолжалось семь дней, и все же прорвать вражескую оборону не удавалось до тех пор, пока 122822.М41 468ой полк, новоприбывшее подразделение, не провел свою первую атаку в секторе 57-50. Командир 468-го полка, полковник Аттас, разработал план ночного штурма траншеи противника. В конечном счете, в неразберихе сражения ему удалось убедить командование в необходимости нового скоординированного наступления вместо беспорядочных перестрелок прошлых дней, что привели к крайне незначительным достижениям, а также большим потерям в людской силе и снаряжении.

Для претворения плана в жизнь полковник собрал всю свою артиллерию, и смог получить дополнительные боеприпасы со складов 46-го Линейного корпуса. Замысел заключался в том, что под прикрытием продолжительной ночной бомбардировки, Аттас лично поведет авангард штурмовых отрядов через ничейную землю, стараясь подобраться к вражеским позициям как можно ближе. Артиллерия должна была вынудить еретиков залечь в укрытиях, тем самым предотвратив обнаружение гвардейцев. Штурмовики впоследствии пролежат на "ничейной земле" до первых лучей рассвета, когда батареи сконцентрируют свой огонь на передовых линиях противника. Далее последует самая важная часть плана. Обстрел перенесут на пятьдесят метров вперед, позволяя штурмовым отрядам преодолеть сокращенную дистанцию до траншей еретиков, не дав тем возможности открыть ответный огонь. Захватив вражеские окопы, следующие за полковником подразделения разовьют успех.

Командование корпуса поначалу не давало разрешение на проведение атаки, мотивируя это слишком высоким риском и сложностью управления большими группами людей в ночное время суток. Но Аттас заявил, что при достаточной концентрации артиллерийского огня, вражеские орудия можно будет подавить даже в случае неудачного наступления, а войска отвести без значительных потерь. Доводы полковника в итоге убедили командование и разрешение на проведение атаки было получено.

Темной ночью 124822.М41, штурмовые группы Аттаса, во главе с самим полковником, выдвинулись, по-пластунски пробираясь через ничейную землю. Ото всех требовалось соблюдать тишину, двигаться осторожно и избегать обнаружения. Пока солдаты ползли, все полковые орудия, плюс затребованные Аттасом из иных подразделений, дали оглушительный залп. Снаряды просвистели над головами и обрушились на позиции еретиков. Под прикрытием рвущихся снарядов гвардейцы подбирались все ближе. Небеса освещали тысячи вспышек палящих орудийных стволов, однако повстанцы попрятались в подземных укрытиях.

В означенное время огонь был сконцентрирован на линии фронта. Солдаты Крига лежали, выжидая, пока буквально в ста метрах от них землю перепахивали сотни взрывов. Когда обстрел перенесли вперед, Полковник поднялся с лазерным пистолетом и цепным мечом в руках, и повел гвардейцев в атаку. Серые шеренги солдат как один и сходу сорвались на бег. Элемент неожиданности был абсолютным, и у врага не было времени, чтобы адекватно среагировать. Прежде чем еретикам удавалось выбраться из своих укрытий, туда уже бросали связки гранат. Увидев, что враг уже среди них, многие попытались спастись бегством. Аттас бежал по траншее, призывая за собой солдат, как вдруг оказался лицом к лицу с огромным чудовищем. Три метра ростом, сложенный из одних мускулов, в окопе возник разъяренный огрин и нанес по полковнику удар массивной кувалдой. Разбитое тело Аттаса с проломленной грудной клеткой пролетело шесть метров. Обезумевшее чудище ринулось сквозь лазерный огонь в атаку, пробивая себе кровавый путь, пока точный выстрел из гранатомета не разорвал существо в клочья.

В одном из разрушенных бункеров, оглушенный и контуженый вражеский взвод сдался без единого выстрела. Несмотря на гибель полковника Аттаса, на рассвете вторая волна подложила наступление, минуя захваченные ранее позиции. Внезапно, они прорвались. Больше перед лицом 468-го полка не попадалось ни бункеров, ни укреплений, ни траншей, ни баррикад. Вторая линия обороны изменников была прорвана.

Новости об успехе 468-го полка быстро достигли верховного командования, и вскоре поток подкреплений для расширения бреши был уже в пути. Первой прибыла батарея счетверенных гаубиц, пристегнутых к "Кентаврам". Они тут же включились в дело, обрушив на врага частые залпы смертоносных снарядов и сокрушая последние отчаянные попытки мятежников развернуть контрнаступление. Подоспело еще больше войск; танки, "Горгоны", тяжелые орудия, эскадроны Всадников Смерти неслись галопом вперед, после чего заворачивали на восток и запад, дабы ударить по глубоким тылам предателей.

Как и восемь лет назад, во время первого прорыва, в последующие дни линия оборона неприятеля развалилась подобно карточному домику. Плотина, наконец, была прорвана и гвардейцы Крига хлынули в пролом неудержимым потоком. Ситуация повторялась, еретики осознавали, что позиции теперь удержать невозможно и они должны спасать то, что еще можно спасти, после чего отойти на следующую линию обороны. Оставив команды смертников, дабы задержать продвижение имперцев, враг начал отступление. Один за другим, осадные полки вновь перешли в наступление, в некоторых местах не встречая сопротивления. 468-й полк направился на захват Второй жилой зоны и вскоре втянулся в уличные бои с повстанцами, однако подразделения Имперской Гвардии справа и слева от 468-го также пробивались на юг и вскоре кольцо вокруг жилой зоны замкнулось. Все предатели, которым не удалось избежать окружения, были перебиты.

Но как в прошлый раз, невозможно было просто с ходу начать штурм Внутренней линии обороны. 88-я армия была слишком измотана и ослаблена для начала нового наступления на еще более мощные укрепления. Ей требовалось время, чтобы восполнить потери и подготовиться к нанесению нового удара. Требовались новые люди, новые орудия, новые танки. Цена прорыва была слишком высока. Криговцы вновь будут окапываться, прокладывая новые линии траншей и возводя блиндажи и склады.

Потребовалось девять лет изматывания врага, чтобы достичь данной позиции. Годы крови, сущей мясорубки и нескончаемой бойни, по интенсивности сражений не уступавшей самым кошмарным полям битв в Империуме. Более четырех миллионов гвардейцев уже было принесено в жертву на Враксе, но теперь, казалось, окончательная победа уже не за горами. Противник был зажат, протяженность линий фронтов сократилась еще больше, что означало увеличение концентрации солдат и стволов. И теперь Цитадель Вракса оказалась в зоне поражения имперских орудий типа "Сотрясатель". Впервые за все время, ключевая цель оказалась на расстоянии удара.

В самой Цитадели вожаки враксианских мятежников оказались перед угрозой поражения от приближающихся к крепости полков Крига. Однако Ксафана данное обстоятельство, похоже, не беспокоило. Апокалипсис почти наступил, резня должна продолжаться - его заботили не победа или поражение, а лишь смерть и разрушение. Но ныне Аркос стал приближенным и наиболее ценным советником Его Преосвященства, и он сообщил кардиналу-отступнику, что еще не все потеряно. Армии лже-императора могли затягивать свой аркан, но во вселенной существовали силы, обладающие куда большим могуществом, нежели простые солдаты с ружьями. Темные боги будут благосклонны к Ксафану, если он останется непоколебим и продолжит сопротивление. Лорд Хаоса поведал кардиналу, что множество союзников готовы придти к нему на помощь, и Его Преосвященству нужно лишь знать, как правильно испросить их помощи. Боги все еще могли привести Ксафана к победе.

Аркос призвал своих собственных колдунов-советников. Это были люди, готовые призвать подмогу на арсенальный мир. В тайне, кудесники начали кровавый ритуал, что должен был призвать помощь богов прямиком на Вракс.

От дозоров криговцев начали поступать сведения о необычных явлениях. Собирались странные грозовые облака. Горизонт осветился красным, будто небеса раскрасили кровью. По прошествии дней буря набирала силу. Яростные молнии более не были похожи на естественное погодное явление мира. Огромная, темная гроза собиралась точно над Цитаделью. Это была сверкающая от сполохов молний масса красных и черных облаков, монотонно перерастающих в кружащийся водоворот в верхних слоях атмосферы.

Спустя девять лет, гвардейцы Крига были в шаге от победы, но порожденная варпом буря предвещала наступление еще больших ужасов…
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:28 | Сообщение № 8
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
«Везде и всегда от вас ожидают поведения, подобающего великим традициям и обязанностям Его Императорского Величества Славного и Досточтимого Флота. Наши приказы не требуют ничего иного. Исполняйте свой долг, господа.»
- Контр Адмирал Расьяк перед Первой Битвой за Вракс.

Официально осада Вракса началась 166813.М41, когда тяжёлая артиллерия 88-ой Осадной Армии Имперской Гвардии(Криг) открыла огонь по внешним оборонительным линиям Крепости Вракса. Пока орудия продолжали бомбардировку, миллионы людей рыли первые траншеи, готовые к началу долгой войны на изнурение против войск еретиков. В этом сражении не будет стремительной победы, а лишь двенадцатилетняя кампания, во время которой противник истечёт кровью до своей смерти. За каждый прорыв будет заплачена высокая кровавая цена, однако солдаты Крига жили и тренировались совершать подобные самопожертвования во имя Императора.

Война длилась вот уже десять лет. Обе противоборствующие стороны проводили наступление за наступлением через выжженную и опустошённую артиллерией «ничейную землю». Для каждого были свои победы и свои поражения, но внешние оборонительные рубежи были прорваны и вторая линия обороны сломана. В 821.М41 благодаря действиям ударной группы космических десантников из Ордена Тёмных Ангелов был уничтожен космопорт Вракса. К 822.М41 лишь внутренняя линия обороны и опоясывающие крепость стены стояли между осадными полками Крига и их конечной целью. Теперь цитадель была окружена и все находящиеся внутри, казалось, обречены – за исключением того, что Кардинал Ксафан не был одинок в своей борьбе. Благодаря Дьякону Мамону, мятежный кардинал заручился поддержкой Легиона Альфа. В то время как орудия имперцев громили оборону, космодесантники Хаоса призывали подкрепления для помощи изменникам…

Психо-сигнал Аркоса

Колдуны Легиона Альфа послали психический сигнал через варп. Он призывал на Вракс старых союзников. Те силы, притаившиеся вокруг Ока Ужаса, что услышали зов, слетелись подобно мотылькам на огонь, привлечённые обещаниями сражений, резни и наживы.

Однако течения варпа были против них. Бушевавшие без устали вокруг Ока варп-шторма были яростными и пробраться сквозь них не смог бы даже самый искусный навигатор. Корабли Имперского Флота, попытавшиеся прорваться сквозь шторм, рисковали быть уничтоженными или же вынырнуть в любой точке галактики. Однако для поклоняющихся Хаосу армад непостоянство варпа было благословением. Если Тёмным Богам угодно зашвырнуть их в отдалённую систему, то быть посему…если того желают Боги, быть посему.

Древние линкоры, все в мощной броне, инкрустированной нечестивыми рунами и несущие шрамы тысячелетий нескончаемых битв, услышали зов. В недрах нестареющих корпусов всегда готовые к сражениям слуги Хаоса ожидали своего шанса проявить себя перед Богами в надежде на великие награды.

Древние двигатели вернулись к жизни, когда боевые корабли с транспортами пришли в движение, готовясь вновь погрузиться в пучину Имматериума.

Большинство получивших сигнал Аркоса являлись налётчиками со своими транспортами поддержки. Подобные суда постоянно наносили удары из Ока Ужаса, временами обрушиваясь на колонии или плохо защищённый конвой. Многие были простыми пиратами или иными беглецами от имперского правосудия. Хуже всех были кровожадные банды хаосопоклонников, отколовшиеся от Легионов-Предателей группы космодеантников. Послание Аркоса гласило, что Вракс был богатой добычей для набега с грабежом…и они пришли.

Течения варпа приносят Флоты Хаоса

Наблюдательная станция ДМ498-066 являлась одним из множества тайных аванпостов, что ведут наблюдение за Оком Ужаса. Сам Вракс был всего лишь сортировочной точкой этой информации. Находящийся там хор астропатов мог оперативно передать важное сообщение окружающим системам, а в случае нападений или даже приближения Чёрного Крестового Похода, предупредить имперские миры о нависшей угрозе. Безусловно, хор Вракса умолк, погибнув или находясь в заложниках у приспешников Кардинала Ксафана. Хотя Вракс был потерян, прочие системы всё ещё получали и передавали информацию с аванпостов.

Чувствительные варп-паруса станции ДМ498-066 зафиксировали приближение нескольких крупных, неопознанных кораблей, вдали от обычных торговых и патрульных маршрутов. Астропат на станции передал предупреждение, спустя несколько недель достигшее Верховного Командования Боевого Флота Скарус. С тщательным планированием и после согласования со своими личными прорицателями, командиры Имперского Флота выслали патрульные группы в системы, предположительно являющиеся целью вторгшейся армады. Несколько крейсерских групп были предупреждены и приведены в полную боевую готовность в ожидании приближения кораблей Хаоса. Даже ударная группа быстрого реагирования Адептус Астартес подготовилась к стремительному выдвижению для перехвата еретиков в случае возникновения необходимости.

В тайне, вечно настороженные в отношении исходящих из Ока Ужаса угроз, Ордо Маллеус сами приступили к действиям по сбору информации. Нуль-корабль – миссия «в один конец» на судне, управляемом сервиторами и единственной парией, необнаружимый варпом, а также снабжённый мощнейшей прорицающей и связной аппаратурой. Он сможет обнаружить таинственные корабли и сообщит об их дислокации.

Нуль-корабль выполнил свою задачу, обнаружив врага, после чего отправился в свою самоубийственную миссию вглубь ярящихся варп-штормов, продолжив передавать данные до последнего момента. Узнанное всерьёз встревожило Инквизицию. Корабли несомненно были налётчиками Хаоса, многие из которых по размеру не уступали крейсерам и уже соединились с другими военными судами вглуби космоса. По всему выходило, что армада собирала силы для решительной атаки и отмечалось наличие уже тридцати судов.

Астропатические сообщения разнеслись по портам, базам и командным кораблям Боевого Флота Скарус. Разведывательные и патрульные корабли были перенаправлены для прикрытия предполагаемых путей подхода вражеской армады. Крупным боевым судам, включая флагман флота – линкор класса Император «Константин Вальдор», также было приказано покинуть порты своего назначения. Флот был мобилизован и подготовлен к военным действиям. Вражеская армада из тридцати кораблей была окончательно идентифицирована и её предстояло загнать в угол и уничтожить.

Имперский Флот в система Вракс.

С момента прибытия в систему первых транспортов с передовыми частями 88-ой Осадной Армии минуло десять лет. По мере завершения сосредоточения сил возросла потребность и в надлежащем снабжении развернувшейся кампании. Корабли, доставляющие новых солдат, тысячи тонн боеприпасов, военную технику на замену, топливо и все необходимое для разгрома врага прибывали в течении двенадцати лет конвой за конвоем. Эти ценные ресурсы нуждались в соответственном охранении, таким образом в системе Вракс был размещён Имперский Флот. Он включал в себя эскадру сопровождения фрегатов класса Меч для прикрытия каждого прибывающего и отбывающего конвоя, а также патрулирования дальних рубежей системы от угрозы налётчиков. Эскадра внутрисистемных мониторов была отбуксирована для обеспечения защиты грузовых кораблей вблизи орбиты; эти суда обладали достаточной огневой мощью, дабы отпугнуть самых наглых пиратов или даже налётчиков из Ока Ужаса. Командовал этими силами Контр-Адмирал Расьяк с палубы крейсера класса Лунный «Лорд Беллерофон» . Флагман (с любовью именуемый командой «Большой Головорез») был основным сдерживающим элементом системы – мощный линейный корабль, он был прислан для поддержки от Боевого Флота Скарус на период ведения кампании. Один из шести сотен линкоров класса Лунный в Сегментуме Обскурус, «Лорд Беллерофон» имел отменное вооружёние и мог разгромить всё, что были способны выставить против корабля пираты, пришельцы и даже большая часть банд Предателей. Флагман постоянно возглавлял охранение конвоев со снабжением или же оставался на базах.

Однако спустя десятилетие наземной войны без малейших признаков угрозы для системы из космоса, а также разрушения космопорта Вракса(что означало сложность и длительность планетарного штурма), стоящий на страже флот постепенно терял свою форму. Команда «Лорда Беллерофона» перераспределялась для службы на других судах, то же происходило с людскими ресурсами на остальных кораблях. Эскадра сопровождения уменьшилась в числе, а оставшиеся три судна требовали ремонта и перевооружения, избороздив варп-пути от центров снабжения сектора Скарус и вплоть до мира-кузницы Люций. Лишь защитные мониторы находились в хорошей боеготовности. В такой близи от Ока Ужаса потребность в кораблях всегда была высокой, так что командование Боевого Флота Скарус потребовало свой крейсер для более неотложных нужд. Казалось, Вракс приобрёл низкий приоритет важности и в ряды имперцев проник безжалостный враг – самоуспокоение. Никто не ожидал нападения на систему, особенно сил достаточно мощных, чтобы полностью сокрушить защитников. Во всех докладах, Контр-Адмирал Расьяк сообщал, что линии снабжения и система в целом великолепно защищены и находятся в хороших руках. Вскоре он отречётся от своих собственных заявлений.

Первая Битва за Вракс

Контр-Адмирал Расьяк был осведомлён о бурной деятельности Боевого Флота Скарус. Он также получил приказ подготовиться к возможному вторжению крупных сил Хаоса в сектор. Именно теперь, в тени нависшей угрозы, Контр-Адмирал пересмотрел состояние своих дел и нашёл его неудовлетворительным. Его небольшая боевая группа была не в состоянии противостоять вторжению, а личный крейсер был укомплектован минимумом людей. Корабли сопровождения также испытывали недостаток экипажа и страдали от множества неисправностей ввиду долгого отсутствия ремонтных работ. Кораблям требовалось длительное пребывание в доках. Единственными готовыми к боевым действиям оставались мониторы, тем не менее и там требовалась дополнительная судовая команда, а их боезапас не был достаточен для проведения регулярных учений. Под началом Расьяка имелось лишь семь кораблей, чего было очевидно недостаточно.



Первейшая задача Контр-Адмирала состояла в поиске людей для судовых команд. Рядовой и старшинский состав всех кораблей Имперского Флота состоял из неквалифицированных или обладающих минимальными навыками рабочих, к примеру пожарных, грузчиков или ремонтников. Подобных людей можно было навербовать откуда угодно, так что Расьяк связался с размещёнными на Враксе силами Департаменто Муниторум. Согласно своим полномочиям, Контр-Адмирал мог при возникновении необходимости требовать предоставления ему людских ресурсов, что он и сделал. Его офицеры и боцманы отправились на поверхность со своими командами и принялись за вербовку людей из рабочих команд. При конфликте с начальствующими бюрократами Администратума, люди Расьяка просто заявляли, что потребности Имперского Флота имеют высший приоритет по сравнению с Департаменто Муниторум. Даже не успев это осознать, многие рабочие оказались в командах космических кораблей. Вскоре эти новобранцы предстали перед испепеляющими взорами капитанов канониров или же занимались тысячью рутинных корабельных работ, требовавших грубой физической силы, а не умения. Старые служаки звали новобранцев «наземными крысами» и «планетниками», тем самым подчёркивая их место в самом низу иерархии Имперского Флота, тем не менее они помогли Контр-Адмиралу уменьшить потребность в людских ресурсах.

Расьяк также провёл инспекцию всех грузовых судов, находящихся в системе Вракса. На тот момент конвой снабжения разгружался на Арсенальном мире, что было медленным процессом, учитывая отсутствие космических портов. Здесь Контр-Адмиралу повезло, поскольку массивный грузовой корабль «Изра Морс» почти завершил выгрузку. Транспорт был немедленно реквизирован для военной службы. Хоть судно и было гражданским, но поскольку оно обладало достаточным количеством орудий для своей защиты, корабль и его престарелый капитан оказались зачислены во флот обороны. В системе также находились пять грузовых кораблей, прибывающих или отбывающих. Из них два считались достаточно хорошо вооружёнными для ведения военных действий в случае необходимости. Расьяк усилил небольшие и неопытные судовые команды несколькими своими офицерами, боцманами и канонирами и отдал транспорты под командование своего сына, Адъютанта Адмирала Майуса Расьяка. Оставшиеся три корабля не представляли из себя ценности ввиду практически полного отсутствия вооружения.

По приказу Контр-Адмирала с этих трёх грузовых судов сняли большую часть команды и вооружения, оставив только несколько добровольцев. Далее транспорты нагрузили всей взрывчаткой, на которую смог наложить лапу Мастер Артиллерии, превратив корабли в огромные бомбы. Забитые грузовые отсеки были готовы взорваться, а плазменные реакторы подготовлены к критической перегрузке. Эти три судна были сформированы в эскадру брандеров, с задачей экипажей выискивать подходящие вражеские цели и брать их на таран, тем самым нанося колоссальные повреждения. Экипажу предписывалось покинуть корабли перед тараном, но Расьяк знал, что немного добровольцев выживали после подобных заданий. И всё же, их самопожертвование не пройдёт даром, если судьбе будет угодно столкнуть имперский флот с армадой Хаоса. Брандеры могли стать тем элементом, что могу бы перевесить чашу весов в битве в пользу Империума.

В то время, как подготовка Расьяка шла полным ходом, он разместил эскадру «Эксуо» из трёх фрегатов класса Меч нести дозор на дальних рубежах системы, где их задачей было выискивать вторгшихся врагов и предупредить основные силы о приближении опасности. Им предписывалось не вступать в бой с противником, а сразу же направиться на соединение с основными силами флота и занять место в строю на линии фронта, дабы Контр-Адмирал мог встретить еретиков во всеоружии.

Линия фронта была проведена высоко над Враксом, заслонённая от мощных оборонительных лазерных батарей (многие из которых всё ещё находились в руках врага) самой планетой. Впереди располагался «Лорд Беллерофон» , с которого Контр-Адмирал мог командовать сражением. Сзади следовали корабли сопровождения вернувшейся эскадры «Эксуо» , а совсем позади дислоцировались защитные мониторы. Большая часть энергии этих медленных громоздких аппаратов была сосредоточена на орудийных системах а не двигателях. Именно мониторы определяли скорость перемещения линии фронта. Замыкали боевые порядки два вооружённых грузовых судна, включая следовавший самым последним «Изра Морс» . Брандеры Контр-Адмирал держал в резерве. По правде говоря, это являлось импровизированным собранием тринадцати разномастных кораблей, однако Расьяк сделал всё возможное для обороны Вракса. Теперь Контр-Адмирал и его офицеры молились Императору, чтобы все эти приготовления им не потребовались.

Контр-Адмирал осознал, что его молитвы остались без ответа, когда было получено сообщение первой важности с фрегата «Эксуо-Четыре-Три» . Корабль вошёл в контакт с эскадрой из трёх судов, чьи энергетические сигнатуры определяли их класс как Нечестивец. Фрегат следил за приближением еретиков, однако остался на позиции на случай обнаружения иных кораблей. Расьяк знал, что за первыми последуют и остальные. Нечестивцы являлись лишь разведкой и зондировали его защиту. Он мог бы отдать приказ вступить в бой с еретиками, но это оставило бы флот слепым на дальних рубежах и могло стоить потери ценных кораблей. Лучше было принять, что враг будет обладать хорошими разведданными о флоте, но прибережёт силы для предстоящего сражения.

Нечестивцы лишь рыскали вдоль укрывшейся за Враксом линии фронта, не рискуя подходить в зону поражения пушек «Лорда Беллерофона». Она даже не сделали пробный торпедный залп с дальней дистанции. Вместо этого хаоситские фрегаты сканировали и осторожно выждали, прежде чем убраться восвояси. Теперь изменникам была известна сила – или вернее сказать её отсутствие - Имперского Флота. Еретики наверняка проникнутся уверенностью в победе и постараются смести наскоро собранную эскадру лоялистов.

Спустя шесть дней, 054823.М41, эскадра «Эксуо» зафиксировала ещё четырнадцать энергетических сигнатур проходящих кораблей хаоситской армады. Еретики миновали астероидное поле и на полной скорости направились к Вракс Прайм. Следуя приказам, имперские фрегаты развернулись и, напрягая последние ресурсы кораблей, в надежде опередить изменников, поспешили соединиться с основными силами. Тем временем Контр-Адмирал Расьяк передал всем судам последние инструкции, цитируя первые строчки из устава Имперского Флота для людей, ещё не обладавшим боевым опытом:

«Везде и всегда от вас ожидают поведения, подобающего великим традициям и обязанностям Его Императорского Величества Славного и Досточтимого Флота. Наши приказы не требуют ничего иного. Исполняйте свой долг, господа.»

После чего «Лорд Беллерофон» активировал все системы, двигатели вернулись к жизни, а корпус застонал от возрастающих нагрузок. Медленно, но с холодным величием, крейсер начал выход с орбиты, ведя следующие за ним в строгом боевом порядке оставшиеся корабли. Суда шли настолько близко друг к другу, что люди из носовых кают сообщали, что ощущают вибрацию от двигателей проходящих рядом кораблей.

Возвратившиеся фрегаты, осторожно избегая планетарных орудий, влились в основные боевые порядки отходящего от Вракса флота и заняли место далеко в конце. Ведомые на буксирах мониторы сильно замедляли общее продвижение, но Контр-Адмирал требовал ото всех соблюдать строгую дисциплину.

План Расьяка о немедленном вступлении в бой был прост и жесток. Возможно это имело отношение к его тщательному изучению Битвы при Гефсемане Лорда Адмирала Равенсбурга, одержавшего более семисот лет назад блистательную победу, обеспечившую ему почётное место в летописях Имперского Флота. Силы Расьяка будут продвигаться единой линией плотными порядками, дабы избежать разделения врагом. Под прикрытием торпедных залпов с «Лорда Беллерофона» они устремятся вперёд под огнём всего вражеского флота, однако вместе с тем нанося еретикам огромные повреждения орудиями правого и левого бортов. В самый разгар сражения Контр-Адмирал направит брандеры на повреждённые корабли противника, которые будут не в состоянии уклониться от столкновения с ними. Брандеры должны посеять достаточно неразберихи и паники, чтобы в последующем обмене ударами идущие ровным строем имперские корабли взяли верх. С удачей и жёсткой дисциплиной, Расьяк надеялся нанести вражескому флоту достаточные повреждения, чтобы еретики посчитали более мудрым отступить, нежели продолжать наступление.

Таким образом, неспешное продвижение Контр-Адмирала к месту битвы продолжилось, час за часом, по мере приближения хаоситов к Враксу.

Когда два флота сошлись, собранные отовсюду помалу судовые команды Расьяка заняли боевые посты. Рядовые загрузили дополнительные боезапас для каждого бортового орудия. Рабочие задраили переборки и шлюзы, дабы предотвратить распространение неминуемых пожаров. На командирском мостике «Лорда Беллерофона», вдали от орудийных палуб, Контр-Адмирал, Флагманский Капитан Дрост и командный состав стояли в безмолвном спокойствии, каждый занятый своим делом, наблюдая за экранами и переваривая потоки обрушивающейся на них технической информации. Меж тем корабельные проповедники носились по коридорам и залам, распевая гимны, литании и благословляя орудия вместе с расчётами. Император защитит их во время, когда потребуется проявить стойкость.

В неведении для команд с нижних палуб, быстро приближался флот Предателей, чьи энергетические сигнатуры ярко горели на экранах прорицателей «Лорда Беллерофона» . Надобность в осторожности отпала, теперь они набросились на свою жертву подобно кровожадному хищнику, снедаемому голодом и жаждущему убийства. Расьяк потребовал сфокусировать прорицатели на передовом корабле еретиков и информация была передана на командную кафедру мостика. Взглянув поближе на поток рун, Контр-Адмирал с ужасом осознал с чем столкнулся. «Лорд Беллерофон» был мощным оружием, крейсером, могучим линейным кораблём, однако перед ним предстало нечто совершенно иное. Из глубин космоса на полной скорости к имперцам с курсом на перехват шло чудовище, истинный левиафан из бездны. Без сомнения это был линкор класса Разоритель, или по меньшей мере нечто сравнимое. Разорители были почти что легендой среди офицеров Боевого Флота Обскурус. Одни из самых крупных из когда-либо построенных кораблей, у них было достаточно огневой мощи, чтобы ровнять города с землёй, они имели эскадрильи штурмовых истребителей и бомбардировщиков. С этим чудовищем имперский крейсер не мог вступить в обмен ударами с надеждами на победу. «Император сохрани!» пробормотал Расьяк при осознании, что ему предстояло погибнуть, а флоту превратиться в груды космического мусора. Контр-Адмирал пал духом. Неужели в этом состоял его долг? От него не требовалось совершать самоубийство в безнадёжном сражении. Можно ли ещё было отдать приказ об отступлении? Должен ли он сохранить корабли и отдать Вракс на милость еретиков? Расьяк мог сбежать, отключить энергию и затаиться на обочине системы в надежде вернуться с более мощным флотом для разгрома столь могущественного противника. Пока Расьяк колебался между своим долгом стоять до последнего и знанием, что это было бессмысленной затеей, Флагманский Капитан Дрост подошёл к кафедре и доложил: «Контр-Адмирал, вражеский флот сменил курс». Расьяк пребывал в нерешительности, стоит ли ему продолжить продвижение боевой линии? Был ли в этом смысл или в этом состоял его долг, исполнить который требовали честь и звание?

«Головной корабль еретиков поворачивает налево. Они разделили свою линию.»

Бесстрашие Расьяка дрогнуло. Капитан Дрост ждал. «Наши корабли ожидают приказов, сир.» напомнил он своему командиру.
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:29 | Сообщение № 9
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Осада Вракса, Глава Седьмая (окончание)

Контр-Адмирал взглянул на него, «Для меня, Флагманский Капитан, иногда требования службы кажутся бессмысленным жестом супротив вселенной, что жаждет нашего уничтожения. Думаю, сегодня мы встретимся с нашими предками подле Императора. Нам лучше оказаться достойными восседать в их славном обществе. Поддерживать текущие курс и скорость, дать залп из всех торпедных шахт с максимальной дальности.» Расьяк всё же обрёл уверенность и смелость.

Контр-Адмиралу не требовалось слышать сообщение «Торпеды ушли!», - он, как и все находящиеся на корабле, ощутил грохот с тряской, когда торпеды покинули шахты. Прямо перед «Лордом Беллерофоном» враги действительно разделили свои силы. Пять судов, возглавляемые линкором класса Разоритель «Сердце Анархии» , проводили манёвр разворота по левому борту. Более крупное скопление из девяти кораблей различных классов и размеров, в авангарде которых шёл крейсер класса Стикс «Кровавая Заря», готовились пройти с правого борта имперцев. Артиллеристы Расьяка будут испытывать затруднения с выбором множества целей на каждом борту. Контр-Адмирал отдал инструкции капитанам орудийных команд скорректировать свои цели. Учитывая численное превосходство врага, каждый снаряд был на счету.

Первый торпедный залп уходил вперёд, пущенный веером с учётом множества кораблей противника, которые немедленно начали проводить манёвры уклонения. С «Лорда Беллерофона» пристально следили за курсом торпед по мере их приближения к еретикам. Первая прошла мимо «Сердца Анархии» , тогда как вторая сдетонировала об пустотные щиты, не нанеся видимых повреждений. Третья была сбита огнём оборонительных батарей, а четвёртая взорвалась в космосе из-за неполадок. Пятая пролетела вблизи эсминца класса Иконоборец из сопровождения линкора – небольшой корабль был достаточно проворен и убрался с пути торпеды. Шестая послужила причиной всплеска ликования на командирском мостике, когда попала точно во второго Иконоборца. Внутренние логис-системы торпеды в последний момент скорректировали курс и направили её прямиком к маневрирующей цели. Мельта-боеголовка взорвалась с чудовищной силой, в миг сокрушив пустотные щиты маленького корабля и оторвав кусок с кормовой части. Судно теперь изрыгало плазму – верный признак повреждения реакторов. Смертельно раненый Иконоборец выпал из боевых порядков и лёг в дрейф, беспомощно ожидая, когда в реакторе наступит критическая перегрузка и он будет превращён в космический мусор. «Первая кровь на счету Большого Головореза!» с радостью воскликнул Флагманский Капитан Дрост, однако ликование от малой победы сошло на нет, когда крейсер задрожал и затрясся от ответных залпов Предателей. Разоритель пустил в ход свои крупные орудия.

Пустотные щиты «Лорда Беллерофона» с протестом взвыли, когда на крейсер обрушились мощные бортовые залпы. Всё ещё вне своей зоны эффективного поражения, Лунный принимал огонь еретиков на себя. Энергетические лучи лазерных турелей мерцали в космосе, плазменные пушки оставляли затмевающие солнце бутоны взрывов по всей длине корабля. Глубоко внутри, конденсаторы пустотных щитов перегружались, взрываясь и разваливаясь на части брызгами искр с расплавленным металлом в попытках сдержать огневую мощь еретиков. После их разрушения распространились небольшие пожары. До сих пор, повреждения для корпуса были минимальны. К качестве ответных действий Расьяк решил сблизиться с врагом для ведения ответного огня.

Два флота скользили друг напротив друга в убийственной орудийной битве. Теперь же с правого борта приближалась вторая линия кораблей Предателей, предвещая своё появление роями бомбардировщиков и истребителей, что заполнили пустоту меж армадами. Иконки вражеских целей заполонили экраны судовых маркшейдеров. Каждое орудие и пушка «Лорда Беллерофона» вели огонь и от каждого их залпа корабль сотрясался будто после землетрясения. Грохот всё нарастал, на орудийных палубах уже невозможно было расслышать команды главных артиллеристов и капитанов орудийных расчётов за рёвом высокоэнергетических батарей излучателей с макро-пушками. Под ударами плетей боцманов, необученная команда трудилась в поте лица, возвращая откинутые силой отдачи орудия на исходные позиции. Снаряды столь тяжёлые, что для их переноски требовались усилия по меньшей мере десяти человек, загонялись в казенные части пушек. Из-за непрекращающейся стрельбы воздух загустел от ядовитых испарений. Температура всё повышалась от перегрузки силовых модулей, а стволы пушек раскалились добела. Системы охлаждения перегрелись и судовые команды изо всех сил старались охладить орудия, дабы повысить точность их стрельбы. Подобное происходило на всех имперских судах в боевой линии. Мечи добавили свою огневую мощь в общей схватке, перестреливаясь с вражеским эскортом, тогда как мониторы сконцентрировали огонь на более крупных кораблях хаоситов – подобно драчливым боевым псам, набросившимся на грокс-буйвола, они обрушились на них со всей мощью, которую поначалу сложно было ожидать от столь невзрачного судна. Бездна космоса была переполнена вспышками, взрывами и росчерками лучей в ожесточённой перестрелке.

Для обеих сторон это была яростная дуэль и каждый понёс потери. «Сердце Анархии» прошлось продольным огнём по всему имперскму строю, по мере продвижения сокрушая своей огневой мощью пустотные щиты и броню. Батареи вражеского линкора нанесли непоправимый урон «Эксуо-Четыре-Один» , что теперь дрейфовал , охваченный бушевавшими на всех палубах пожарами. Весь командный состав фрегата был испепелён на командирском мостике в результате многочисленных попаданий излучателей, что разрушили надпалубные сооружения. Двум мониторам также не удалось пережить схватку. Плазменные реакторы первого взорвались подобно новому солнцу, оставив после себя лишь расширяющееся облако космической пыли. Второй Предатели расстреливали из пушек до полного разрушения, превратив монитор в дрейфующий остов. Чудесным образом оба вооружённых грузовых судна прошли сквозь вражеский строй, однако невредимым не вышел никто. Пустотные щиты исчезли, палубы были в порядке, потери высоки, но транспорты могли продолжать движение. «Изра Морс» потерял три плазменных реактора в результате налётов хаоситских бомбардировщиков и действовал на минимальной мощности. Не имея возможности маневрировать, корабль превратился в мишень для стрельбы, так что Расьяк был вынужден его оставить на произвол судьбы. Вместо того, чтоб покинуть судно, капитан «Изра Морс» отдал приказ выжившим членам команды встать к орудиям и продолжить стрельбу.



Сам «Лорд Беллерофон» был изрешечён и получил тяжёлые повреждения. Его пушки нанесли тяжёлый урон транспорту хаоситов «Бич Ахарона» и уничтожили ещё одного Иконоборца. Две орудийные палубы левого борта были разрушены, и пожарные команды старались сдержать распространение огня. Главная башня связи также была оторвана. Большая часть генераторов пустотных щитов были перегружены и их прошлось отключить, дабы избежать риска взрыва. Один из плазменных реакторов доживал последние мгновения, после того, как залп макро-пушек пробил машинное отделение номер два. Большинство техножрецов погибли в результате последовавших за попаданием взрывов. Помимо прочего, «Лорд Беллерофон» имел две пробоины корпуса и несколько палуб были изолированы от высокого вакуума после прямых попаданий батарей излучателей. Старый военный корабль был потрёпан и изранен, но всё ещё сражался.

Флот Хаоса также понёс потери, однако по неизвестным причинам два крейсера Изменников не вступили в битву. Это был арьергард второй боевой линии и даже когда Расьяк смотрел на консоль своей кафедры, они выходили из боя. Это был проблеск удачи, возможно хаоситы покидали поле боя, однако их орудия легко могли добить «Лорда Беллерофона» вместе с сопровождением.

Потеряв большую часть своих средств связи, Контр-Адмирал не имел понятия, что подкрепления были уже в пути. Боевой Флот Скарус направил ближайшее боеспособное соединение кораблей к Враксу. Крейсерская группа Мажур, под командованием Контр-Адмирала Тита Мажура, зашла в тыл вражеского флота. Возглавляемые крейсером класса Готик «Консул Фракский» , кораблём класса Диктатор «Орион» , поддерживаемые древним великим крейсером «Завет» с эскадрой кораблей сопровождения, крейсера мчались навстречу Враксу и бушующему сражению. Объединив силы, имперцы могли склонить чашу весов в свою пользу. Первыми обнаружили новую угрозу крейсера из арьергарда хаоситской армады, после чего немедленно легли на новый курс для перехвата.

Так совпало, что оба Контр-Адмирала хорошо знали друг друга. И тот и другой окончили кадетское училище на Ципра Мунди (в одном классе), а также прошли похожий карьерный рост. Они недолюбливали друг друга и имели долгую историю взаимного противоборства. Расьяк однажды присутствовал в качестве секунданта молодого офицера, которого Мажур вызвал на дуэль и, впоследствии, убил. Теперь же судьба вновь свела этих двух в пылу сражения. Расьяк не подозревал о подкреплениях и узнает о них лишь когда связь с кораблями Мажура будет установлена через фрегат «Эксуо-Четыре-Три» . Однако пока у Расьяка были более важные проблемы.

Целью Мажура было отрезать флоту еретиков подступы к Враксу и предотвратить планетарную высадку. Его корабли шли на пределе своих возможностей, выжимая последние силы реакторов, но он принял решение оставить группу Расьяка на произвол судьбы в расчёте на то, что внимание врага будет отвлечено и имперцы первыми успеют добраться до планеты.

Два крейсера Хаоса шли на перехват кораблей Мажура и, стоило первой стычке завершиться, как вспыхнуло новое сражение. Крейсера класса Бойня «Падшее Солнце» и класса Опустошение «Феррум Инвиктус» сделали резкий разворот, выпустив штурмовые истребители и открыв огонь дальнобойными батареями. Мажур не мог себе позволить задерживаться из-за вражеской атаки, однако и игнорировать их было невозможно. Рискуя разделить свои силы, Контр-Адмирал отдал приказ эскадре сопровождения и «Ориону» вступить в бой с Изменниками, а оставшимся крейсерам продолжать следовать к Враксу.

Тем временем Расьяк приказал перегруппироваться оставшимися покорёженным кораблям. Его строй был рассеян и выжившие суда пытались собраться для ещё одного захода. Находясь в постоянной опасности, исходящей от небольших кораблей сопровождения флота Хаоса, Расьяк не мог себе позволить ослабить бдительность. Перегруппировка была медленным процессом, учитывая полученные имперскими кораблями повреждения. К счастью, «Сердце Анархии» с «Бичом Ахарона» направились к Враксу, намереваясь сбросить на планету свой смертоносный груз. По крайней мере линкор теперь был вне зоны досягаемости хаоситских орудий, даже если это означало, что разбираться с последствиями придётся Осадным полкам на поверхности Вракса. «Кровавая Заря» провела манёвр для запуска своих перезарядившихся штурмовиков. На этот раз к обездвиженному «Изра Морс» устремились абордажные челноки класса «Коготь Ужаса», намереваясь захватить огромный транспорт.

Именно теперь Расьяк кинул в бой свои резервы - три брандера. Первый направился к «Кровавой Заре» , целью двух других были направляющиеся к планете корабли. Это была рискованная авантюра, протаранить самые крупные суда неприятеля в надежде изменить ход сражения в свою пользу. Первый брандер так и не достиг «Кровавой Зари» . Транспорт привлёк к себе слишком много вражеского огня и взорвался вместе с командой в глубоком космосе, не нанеся никаких повреждений. Второй был поражён залпом с «Сердца Анархии» и сдетонировал вблизи своей цели. Третий же, несмотря на попадание, смог пробиться через заградительный огонь и, начав перегрузку реакторов, устремился к «Бичу Ахарона» . Массивный транспорт, бывший некогда торговым судном, был битком набит тысячами солдат, готовых высадиться на Вракс. Десятки тысяч вопящих хаосопоклонников, фанатиков, мутантов, зверолюдей, ренегатов и прочего сброда вселенной скопилось в грузовых отсеках. Уже подходя к орбите, громоздкий транспорт не мог проводить манёвры уклонения, а брандер приближался подобно шаровой молнии. Экипаж имперского корабля проигнорировал инструкции покинуть судно, дабы точно направить брандер в сердце «Бича Ахарона» .

Брандер врезался в кормовые отсеки корабля еретиков. Корпус древнего торгового судна смялся и проломился при ударе имперского камикадзе, крушившего палубы и прогрызавшего себе путь к машинному отделению. Спустя мгновения катастрофические взрывы оторвали всю заднюю часть хаоситского транспорта. Общие разрушения усугубила критическая перегрузка плазменных реакторов, в результате чего орбита усеялась облаками обломков гибнущего корабля изменников. На планете Имперские Гвардейцы смотрели, как в небе вспыхнула новая звезда и ярко осветила поле боя.

Не имея двигателей для преодоления инерции и полностью неуправляемый в результате столкновения, громадный транспорт кренился и разрушался на высокой орбите. Уже захваченный гравитационным колодцем Вракса, корабль начал резкое сближение с планетой. На командирском мостике «Лорда Беллерофона» царило ликование, когда команда смотрела за смертельным падением «Бича Ахарона» , теперь извергающего пламя из задних палуб. Выгорая в верхних слоях атмосфере, транспорт устремился к земле, тогда как выжившая команда старалась вернуть корабль под контроль. Выдержит ли корпус настолько сильные нагрузки, или же корабль сгорит или развалится в атмосфере?

Терпящее бедствие судно еретиков превратилось в огненную комету. С поверхности планеты он казался пламенной линией, прорезавшей небеса. Транспорт ворвался в атмосферу, однако бронированный нос корабля не был повреждён, и за толстым слоем керамита внутренняя конструкция оставалась в безопасности. По стечению судеб, и вне всяких сомнений не без влияния Тёмных Богов, «Бич Ахарона» не развалился на части при проходе через верхние слои атмосферы. По мере падения, судно еретиков буквально крошилось на части, однако глубоко внутри, меж запечатанных грузовых отсеков, безумные последователи Богов Хаоса возносили молитвы своим тёмным повелителям. Несмотря на кошмарные повреждения, команде удалось частично вернуть управление и, благодаря дарованному богами чуду, корабль нашёл достаточно энергии для изменения траектории падения. Поверхность планеты быстро приближалась, однако «Бич Ахарона» был создан для противостояния опасностям путешествий через варп, и корпус был стар, но чрезвычайно прочен.

Транспорт хаоситов врезался в землю невдалеке от Чалийского Плато, пропахав огромную борозду на поверхности Вракса и подняв облако пыли, которое было видно на половине планеты. Подобно удару метеора, «Бич Ахарона» образовал огромный кратер, проехав на брюхе до места своего упокоения. Дымящаяся, искорёженная груда стали напоминала костяк некоего древнего морского левиафана. Поднятое облако пыли было настолько плотным, что не было возможности разглядеть что-либо. Многие километры поверхности планеты были усеяны обломками разбившегося транспорта. Внутри корабля многие предатели были раздавлены в результате аварийной посадки, однако куда больше выжило. И теперь орды обезумевших, задыхающихся и оглушённых хаосопоклонников медленно начали вползать на многострадальную землю Вракса.

На борту «Лорда Беллерофона» восторг по поводу удачного взрыва брандера сошёл на нет при осознании, что «Бич Ахарона» собирается врезаться в планету. Офицеры на командирском мостике следили за падением корабля Изменников и потеряли его сигналы в наполненной бурями атмосфере. Мог ли корабль пережить аварийную посадку? Лишь при самом неблагоприятном исходе. Контр-Адмирал Расьяк призвал своих людей к порядку, несмотря на судьбу «Бича Ахарона» , имперцы всё ещё должны были выиграть битву. Остатки флота перегруппировались и он старался наладить связь с Контр-Адмиралом Мажуром для проведения скоординированной атаки. Враг ещё не был повержен, и лоялисты тоже.

Во время падения «Бича Ахарона» «Сердце Анархии» вышло на нижнюю орбиту и теперь выпускало сотни десантных капсул и челноков на поверхность Вракса. Легион Альфа встретился со своими союзниками – множеством банд, жаждущих грабежа и резни. На Вракс пролился дождь из «Когтей Ужаса», доставляя на поле битвы Космических Десантников Хаоса.

Контр-Адмирал Мажур понимал, что уже поздно пытаться остановить десантную операцию еретиков, однако он всё ещё рвался к Враксу в надежде перехватить и уничтожить «Сердце Анархии» - деяние, достойное самых высших наград в Имперском Флоте.

Позади, корабль класса Диктатор «Орион» был связан боем с двумя крейсерами противника. Поддерживаемый фрегатами из «Патрульной Эскадры Нарис» , имперский крейсер обменивался бортовыми залпами с врагами. Пушки крупного калибра били по пустотным щитам еретиков в то время как эскадрильи штурмовиков сошлись в схватке с бомбардировщиками и истребителями противника. По мере уменьшения дистанции боя и когда залпы орудий добрались до корпусов кораблей, «Орион»потерял два сопровождающих фрегата. Удачное попадание мощных лазерных излучателей в середину судна разорвало первый фрегат надвое. Второй погиб при сближении с «Феррум Инвиктус» , отважно продолжая стрельбу до последнего момента, когда вражеские бомбардировщики безжалостно разносили палубу за палубой. Многие члены экипажа были затянуты в космос, а сам корабль превратился в ещё один дрейфующий остов. Сам «Орион» получил несколько пробоин и повреждённые трубы охладительных систем наполнили раскалённым паром ангары правого борта. Поскольку все эскадрильи истребителей были на вылете, корабль оказался в смертельной опасности. «Феррум Инвиктус» готовился к запуску абордажных капсул в надежде захватить находящийся в затруднительном положении крейсер. Оставленный сражаться в неравной схватке, капитан «Ориона» сообщил своим офицерам, что они исполнили свою долг и роль с сражении. Вражеские крейсера ввязались в схватку, оставив преследование группы Контр-Адмирала Мажура, однако сейчас «Орион» был серьёзно повреждён и был под угрозой захвата неприятелем. Вместо продолжения безнадёжного сражения, капитан отдал приказ о выходе из боя Имперский корабль вместе с единственным выжившим фрегатом отключили энергию у своих двигателей и прорицателей, после чего прекратили стрельбу. Пока хаоситы продолжали поиски цели, «Орион» лёг на курс уклонения и скрылся на задворках системы.

Контр-Адмирал Мажур принял отступление крейсера, поскольку он исполнил свою задачу и выиграл время для сближения с Враксом и «Сердцем Анархии». Сражение подходило к финальному этапу и «Орион» не смог бы внести существенную лепту со своей отдалённой позиции. По крайней мере теперь судно выживет для участия в грядущих битвах.

Тем временем обездвиженный «Изра Морс» был окончательно потерян. Он отчаянно сопротивлялся но «Кровавая Заря» обладала подавляющим превосходством в огневой мощи. Абордажные капсулы хаосопоклонников вгрызлись в бока имперского корабля и вскоре коридоры наполнились грохотом и дымом от яростного ближнего боя. Предатели проложили себе кровавый путь через команду торгового судна. Многие оказались в ловушке и предпочти сдаться в плен, смирившись с участью рабов на «Кровавой Заре». Капитан транспортника провёл отчаянную контратаку, но не смог противостоять подавляющему численному превосходству еретиков. Схватки в коридорах и залах продолжались целый час, и люди использовали первое подвернувшееся под руку оружие. В конце концов командирский мостик был захвачен, тем самым ознаменовав переход имперского корабля под полный контроль Хаоса.

Даже наблюдая продвижение двух крейсеров Мажура, Контр-Адмирал Расьяк вновь активировал системы своего побитого в сражении корабля. Он потребовал от своего техножреца Майория найти всю возможную энергию для восстановления пустотных щитов и орудий. Перед Контр-Адмиралом стояла перспектива вновь схлестнуться в бою с «Кровавой Зарёй» и «Сердцем Анархии», а шансов, что «Лорд Беллерофон» сможет пережить такие же повреждения практически не было. Прочим судам был передан приказ следовать за флагманом. Позади корабля, в линию выстроились последний монитор, два вооружённых транспортника и фрегат. В то время, когда Расьяк выслушивал поступающие сквозь статику и помехи вокс-передатчика рапорты о состоянии кораблей, «Лорд Беллерофон» внезапно сотрясла ударная волна, а по мостику разнесся зловещий скрип. Цепляясь за свою кафедру, Контр-Адмирал видел офицеров, лихорадочно принимающих сообщения о повреждениях. Флагман продолжил медленно поворачиваться, переборки стонали от напряжения в результате смещения массы громадного корабля.

Доклады затопили командирский мостик, главные двигатели за номерами три и четыре были уничтожены. Внезапный удар был нанесён незамеченной торпедой. Это могла быть одна из отключившихся ранее в результате неисправности торпед или же удачный выстрел с дальней дистанции от затаившегося налётчика Хаоса. «Лорд Беллерофон» теперь оказался серьёзно повреждён. Без двигателей, флагман не мог вести за собой меньшие суда в бой с линкором и тяжёлым крейсером, что отделяли имперский флот от Вракса. Теперь два корабля Мажура шли в битву без поддержки. Расьяк передал сообщение на «Консул Фракский» о своём выходе из битвы и что намеревается покинуть систему со всей возможной скоростью. На борту «Консула Фракского», Контр-Адмирал Мажур остался под прикрытием лишь единственного «Завета».

Разрушение двигателей «Лорда Беллерофона» координально изменило баланс сил в пользу Предателей. В их распоряжении всё ещё имелись четыре крупных боевых корабля, включая линкор и тяжёлый крейсер.

Имперский Флот мог выставить против этих сил только два крейсера. Было очевидно, что лоялисты потеряли систему Вракс. Когда вести о выходе из боя «Лорда Беллерофона» достигли капитана «Завета», он запросил разрешение отозвать предстоящую атаку на «Сердце Анархии» и начать отход. Контр-Адмирал Мажур осознал, что прибыл слишком поздно для спасения ситуации и одобрил отступление «Завета». Но не своё. Для Мажура казалось, что своим отказом поддержать атаку, Расьяк предал его. Расьяк не выполнил свой долг офицера Имперского Флота и Мажур дал указания капитану «Завета» довести эти свои соображения до сведения руководства на Ципра Мунди. Контр-Адмирал Расьяк мог пережить эту битву, но ему придётся поплатиться за неудачу своей карьерой. Мажур не собирался возвращаться, поджав хвост. Его единственным шансом прославиться являлось уничтожение «Сердца Анархии». Император стоял подле Контр-Адмирала, когда тот приказал «Консулу Фракскому» перейти на таранную скорость.

Это была храбрость, граничащая с глупостью, имперский корабль входил в убийственную область вражеского огня, включая планетарные лазерные батареи Вракса. Вскоре крейсер находился под ударами изменников со всех сторон. «Сердце Анархии» захватило приближающийся имперский флагман в прицел своих самых мощных излучателей и батарей. Метровые плиты на носовой броне «Консула Фракского» испарялись под ударами энергетических лучей. Капитан корабля потребовал немедленно прекратить атаку, поскольку шансов добраться до цели у крейсера не было – большая часть генераторов пустотных щитов была уничтожена. Мажур приказал корабельному комиссару арестовать капитана и лично принял командование «Консулом Фракским».

Решение Контр-Адмирала протаранить вражеский линкор было деянием, из которого вырастают легенды Имперского Флота. Это было героической, но обреченной на поражение атакой, которая стоила Боевому Флоту Скарус великолепного крейсера класса Готик, а также жизни Адмирала со всей командой. Кадеты на Ципра Мунди до сего дня спорят, была ли атака на линкор еретиков верхом отваги, или же непростительной глупостью?

В то время как корабль Мажура рвали на части, никто не отдавал приказа покинуть судно. Однако от имперского крейсера начали стаями разлететься спасательные капсулы и любые годные к полётам машины. Многие попадут в плен к хаоситам, но прочие будут затянуты гравитационным колодцем Вракса и вольются в ливень десантных шлюпок и капсул, изливающийся на планету. Контр-Адмирал оставался на командирском мостике даже когда вокруг бушевали пожары. Младший адъютант попытался оттащить Мажура, но тот отказался покидать свой пост, стоя по стойке «смирно», будто на параде перед кадетами. Его разум помутился и вскоре Контр-Адмирала охватило пламя. «Консул Фракский» превратился в ещё один мёртвый дрейфующий остов.

Сражение превратило область космоса вокруг планеты в настоящее кладбище кораблей. Обломки и остовы одиннадцати имперских судов устилали всю орбиту. Список потерь был удручающе длинным. Был потерян «Консул Фракский», крупнейший корабль из уничтоженных, четыре фрегата класса Меч, два защитных монитора и тяжёлый грузовой транспорт «Изра Морс» со всеми брандерами. Помимо прочего, каждое уцелевшее судно получило серьёзные повреждения. «Лорду Беллерофону», к примеру, требовались годы ремонтных работ и перевооружения, прежде чем он вновь сможет встать в строй. Аналогичная ситуация сложилась с «Орионом». Лишь «Завет» отделался небольшим уроном и мог продолжать нести службу.

Из вражеского флота была подтверждена потеря «Бича Ахарона» и по меньшей мере четырёх налётчиков классов Иконоборец и Нечестивец. Однако еретики захватили полный контроль над системой. «Кровавая Заря» выпустила на Вракс «Когти Ужаса», забитые поклоняющимися Кхорну Берзерками, включая печально известных Берзерков Скаллатракса и банду Забирающих Черепа, под предводительством Воителя Жуфора Кровавого, по слухам являющегося доверенным лейтенантом Абаддона. В целом, десятки тысяч новых солдат высадятся на Вракс, выкрикивая свои святотатственные и богохульные молитвы и с нетерпением ожидая возможности убивать во славу Тёмных Богов. «Феррум Инвиктум» высадил большую банду Железных Воинов, чей опыт ведения осад и траншейной войны окажется чрезвычайно полезен обороняющим планету еретикам.

Поражение в Битве за Вракс ударит в первую очередь по сражающимся на планете Корпусам Смерти, взяв с них высокую и кровавую цену. В конце концов, это будет стоить им победы, которая, спустя десятилетие траншейной войны, казалась столь близкой.
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:30 | Сообщение № 10
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Выход из тупика

«Для этих людей не существует никакого «после Вракса»
-Комиссар Облонск, 19-ый осадный полк.

Главное препятствие

В 124822.М41 468-ой осадный полк сломил сопротивление второй линии обороны и поток имперцев хлынул вперёд как через прорвавшуюся плотину. В то время, как криганцы наступали по всем фронтам, предателям приходилось отступать или рисковать возможностью попасть в окружение, что означало неминуемое уничтожение. Оставляя арьергарды для прикрытия своего бегства, враг откатывался на внутреннюю линию обороны, где им предстояло принять последний бой.

Опоясывая Крепость Вракса на протяжении 150 километров, внутренняя линия обороны не была простой системой траншей, но полосой мощных укреплений глубиной в восемь километров. Она была плотнее, чем две предыдущие линии укреплений, на взятие которых потребовалось целых девять лет. Внутренняя линия являлась самой древней и самой лучшей частью укреплений Цитадели. Ещё с самой колонизации Вракса в качестве Арсенального Мира и постройки Департаменто Муниторум множества складов, Империум наращивал оборону для защиты ценных военных ресурсов. Предыдущие планетарные губернаторы последовательно добавляли всё новые элементы в систему обороны, поскольку с постройкой новых подземных хранилищ казалось очевидной необходимость в усилении мер безопасности.

Сами укрепления включали в себя хорошо спланированную сеть траншей, бункеров, каземат, ДОТов и редутов. Под землёй раскинулась лабиринтообразная система укрытий и бомбоубежищ, надёжно защищённая от вражеской артиллерии. Все элементы обороны имели пересекающиеся зоны ведения огня и подходы были превращены в настоящие зоны смерти. Как и раньше, линии обороны были окружены поясами колючей проволоки, тысячами танковых ловушек и плотными минными полями. В отличие от двух предыдущих оборонительных линий, последнюю прикрывали планетарные лазерные батареи. Основной их задачей являлась защита Цитадели с космопортом от нападения с орбиты. Эти огромные лазеры могли атаковать вражеские космические корабли, однако также могли использоваться в качестве тяжёлой артиллерии по наземным целям. Дальность лучевых пушек была достаточной для ведения огня по наступающим Корпусам Смерти и шахты, в которых располагались батареи, непременно попадут в зону досягаемости тяжёлой артиллерии криганцев. Но укрепления были возведены в расчете на орбитальную бомбардировку и вряд ли наземные орудия были в состоянии вывести лазерные батареи из строя. Все эти факторы делали перспективу штурма устрашающей. Что хуже, в распоряжении войск Кардинала Ксафана было десятилетие на укрепление имеющихся позиций и пристрелки орудий.

Перед внезапным падением в руки еретиков, Вракс считался непреступным миром. Лишь Империум со своей несокрушимой мощью и неисчерпаемыми людскими и военными ресурсами мог решиться на лобовой штурм. И даже в этом случае неодолимой военной машине Имперской Гвардии потребовалось десятилетие, а также четыре миллиона погибших(не считая во много раз большего числа раненых) только чтобы пробиться к внутренней линии укреплений.

Многие из числа верховного командования 88-ой Осадной Армией полагали, что теперь перед ними стояло самое главное препятствие. Внутренняя линия обороны укреплялась и модернизировалась с самого основания Арсенального Мира. Далее лежала основная крепостная стена, за которой на вулканическом выступе стояла сама Цитадель, нервный центр Вракса. Обе были великолепно защищены, однако являлись статичными целями и, следовательно, могли быть стёрты с лица земли огнём артиллерии. Внутренняя линия обороны не была одной целью и осадным полкам на передовой придётся медленно продвигаться вперёд, изматывая врага и платя за каждый захваченный клочок земли высокую цену. Командование предполагало, что после пролома последней защитной линии крепостной стене с Цитаделью долго не продержаться.

Скудные достижения

Лорд Зёлк, Верховный Командующий 88-ой Осадной Армией, пристально наблюдал за ходом кампании с Трациан Примарис, прекрасно понимая, что ему дали всего двенадцать лет для завоевания Вракса. Двенадцать лет поддержки со стороны Департаменто Муниторум в виде снабжения и подкреплений. Кампания была до жестокого проста и тщательно разработана, с огромным вниманием к логистике и пренебрежением к грядущим потерям. Ныне осталось всего три года для успешного завершения поставленной цели. Учитывая текущие обстоятельства, никто из офицеров штаба не верил, что удастся уложиться в намеченный срок. Что произойдёт после истечения предоставленного времени, никто не представлял. Скорее всего война закончится неудачей и поражением, поскольку приоритеты снабжения будут пересмотрены, полки отозваны в другие зоны боевых действий и поддерживать давление на врага более не получится. Перспектива окончательной победы улетучится и 88-ая Осадная Армия окажется пойманной в ловушку войны, которую она будет не в состоянии выиграть. Кардинал Ксафан возможно не осознавал, что для триумфа ему стоило продержаться всего лишь три года. Его войска выжили в кошмаре траншейной войны но, понеся чудовищные потери, всё же сумели найти в себе силы выдержать груз девяти лет непрекращающихся битв. Они вели оборонительные сражения, истощив войска Империума, при этом сведя свои потери к минимуму. В распоряжении еретиков имелись запасы, люди и воля сражаться до последней капли крови.

Перед Лордом Зёлком главная проблема встала в полный рост. Время работало против него и требовалось оперативно начать новое наступление, однако командиры докладывали, что после прорыва второй линии обороны имперские войска были измотаны до предела. Потери в снаряжении и живой силе были огромны, а противник продолжал сопротивляться, временами с упорством фанатиков. Возобновить наступление на следующую линию траншей и бункеров означало гнать людей на верную смерть без надежды на победу. Имперцам не доставало мощи для осуществления сколько-нибудь значимого прорыва. Восемнадцати осадным полкам 88-ой Армии требовалось время, чтобы окопаться, перевооружиться и восстановить силы для нового штурма укреплений мятежников. Пока они продолжат изматывать врага артобстрелами, рейдами на траншеи и небольшими атаками, однако перейти в полномасштабное наступление было невозможно. Безусловно, временное затишье также дало еретикам время для восстановления сил, перегруппировки и укрепления защиты.

Утратив надежды на стремительное наступление, Корпуса Смерти продолжили своё медленное, но безжалостное продвижение. Имея теперь простор для ведения инженерных работ, криганцы окружили внутреннюю линию обороны плотной сетью траншей. Вражеская артиллерия являлась постоянной угрозой для инженеров, однако работа продолжалась, день за днём, неделя за неделей, и ландшафт Вракса покрылся лабиринтами убежищ, блиндажей и траншей снабжения, тянущихся вплоть до второй линии обороны еретиков. Благодаря этому удалось избежать использования служебных дорог, которые находились под постоянным прицельным огнём вражеских батарей.

Штурм «Могильного Хребта»



В секторе 558-470, 468-ой полк 46-ого линейного корпуса, удерживающий правый фланг, оказался в непростой тактической ситуации. Их сектор фронта выходил на небольшой горный хребет с неглубокой долиной, за которой со своих позиций наблюдал враг. Очевидно, что это место не было идеальным для долговременной обороны, поскольку подставляло передовые части лоялистов под шквальный огонь еретиков. Перед криганцами было два выбора – либо отойти на безопасное расстояние и тем самым отдать врагу «ничейную землю», которую впоследствии вновь придётся штурмовать, либо выбить противника с горной гряды.

Командование 88-ой Армии потребовало от 468-ой полка выдвинуться вперёд и занять позиции предателей. От этого сектора на юго-восток тянулись несколько горных хребтов, каждый из которых следовало захватить, поскольку они давали бунтовщикам обзор и возможность вести огонь на километры вокруг. Первым предстояло штурмовать позицию, которую гвардейцы, со своим типично мрачным отношением к жизни, прозвали «Могильный Хребет».

Не имея возможности провести полномасштабное наступление, было решено сконцентрировать усилия на небольших схватках в ближнем бою с ограниченными целями. Поначалу, 568-ой полк не будет углубляться во вражескую линию обороны, а лишь постарается выбить еретиков с господствующей высоты. Дабы отрезать противника от прибытия подкреплений и перегруппировки, полки, располагающиеся по соседству, нанесут отвлекающие удары.

Наступление будет проводиться силами пяти рот в первой волне на фронте, протяжённостью в четыре километра, и ещё двух в резерве. На левом фланге две роты 468-ого полка поддержат главные силы огнём во время отвлекающей атаки. После множества сражений ни одно из этих подразделений не имело полного боевого состава, а в некоторых осталось даже меньше половины людей. Началом операции выбрали 078823.М41, когда танки 72-ой роты выдвинутся для помощи основным силам имперцев. В самой 72-ой роте в строю осталось всего четыре танка типа «Леман Русс», однако запрос о предоставлении поддержки тяжёлой бронетехники был уже отправлен. Ключом к успеху наступления была артиллерийская поддержка. Все полковые орудия были подготовлены для предстоящей операции с целью ведения огня по периметру, дабы окончательно изолировать район от прибытия вражеских подкреплений. В целом, обстреливать еретиков будут 360 орудий, однако многим, по причине недавних интенсивных боёв, недоставало боеприпасов. Из-за сильного износа стволов и постоянных поломок возвращающих механизмов огонь тяжёлой артиллерии утратил свою точность.

Вслед за предварительной бомбардировкой, миномёты установят дымовую завесу перед пересекающими простреливаемый склон солдатами и танками. По мере продвижения вперёд, автопушки и тяжёлые стабберы будут вести прикрывающий огонь поверх голов гвардейцев с целью подавить вражеские огневые точки с тяжёлым вооружением.

Позиции еретиков на вершине «Могильного Хребта» были хорошо защищены. Передовая траншея содержала множество ДОТов и блиндажей. Помимо бомбоубежищ, линия обороны была утыкана бункерами, ловушками для танков, минными полями и зарослями колючей проволоки. Слева от зоны атаки располагалось скопление оборонительных сооружений, условно обозначенных как Форт С-585, а также располагавшаяся рядом укреплённая позиция под названием «Могильный Редут». На заднем склоне хребта была размещена вражеская артиллерия, готовая начать контр-бомбардировку «ничейной земли».

На передовой стояли 31, 33, 53, 5 и 68 пехотные роты 468-ого полка. Перед 31-ой ротой стояла задача зачистить «Могильный Редут», на плечи 54-ой легло нелёгкое бремя наступления на Форт С-585. Им должны были оказать танковую поддержку, включавшую в себя два тяжёлых танка класса «Махарий», доставленные из резервных рот для разрушения укреплений.

Начало наступления было назначено на 078823.М41 и в часы перед началом атаки передовые траншеи начали заполняться штурмовыми отрядами. Гвардейцам раздали дополнительные гранаты и боеприпасы, а Квартирмейстеры вели последнюю перекличку, готовясь последовать за мрачными шеренгами атакующих и собрать любое оставленное снаряжение.

В 077823.М41 начался предварительный артобстрел. Небо прорезали следы пролетающих снарядов, вслед за которыми на вражеские доты с бункерами обрушивались громадные фугасы Бомбард. Капитан Фодор, командир 54-ой роты, наблюдал через перископ из своей траншеи как его цель окутывают клубы дыма и пламени. Артобстрел прошёлся огненным валом по позициям мятежников и устремился дальше к тыловым позициям, выжигая землю и разнося в пыль укрепления. Опустошительная бомбардировка продолжалась даже когда в дело вступили передовые отряды миномётчиков, устанавливая дымовые завесы на «ничейной земле». Имперцы наблюдали, как густели облака дыма, накрывая поле боя непроницаемой пеленой. Наступил подходящий момент для начала наступления. Сержанты принялись выкрикивать приказы и по лестницам брустверов застучали кованые сапоги гвардейцев. Можно было различить сгорбившиеся фигуры, планомерно продвигавшиеся через «ничейную землю» и исчезающие в дымовой завесе. Двигатели танков вернулись к жизни и машины рванулись на поддержку пехоте.



По мере наступления гвардейцев, артиллерия умолкла и настала очередь бунтовщиков открыть ответный огонь. Невозможно было узнать, что же происходит на покрытом густым облаком дыма поле боя. На правом фланге 33-я рота продвинулась дальше остальных, миновав «Могильный Редут», но при этом попав под перекрёстный огонь тяжёлых болтеров и стабберов слева. Солдаты искали убежища в воронках, а командира убило сразу после первых залпов еретиков. 31-ая рота пробивалась к опасному Редуту и также страдала от перекрёстного огня. Вскоре враг начал миномётный обстрел зажигательными снарядами, которые усеяли поле боя жёлтыми бутонами взрывов и прошивающей одежду и кожу раскалённой шрапнелью. Огонь вёлся прицельный и передовые части 31-ой роты были вынуждены залечь. В центре, дела у 52-ой роты обстояли немногим лучше и, даже находясь под постоянным обстрелом, передовые отряды по-пластунски продвигались к траншеям еретиков. Перед 54-ой ротой возвышался могучий форт и именно здесь артиллерийский огонь достиг своей наивысшей концентрации. Земля была усеяна воронками и один из «Леман Руссов» уже увяз. Обездвиженный танк использовали в качестве стационарной огневой точки, посылая снаряд за снарядом в сторону форта. В поисках укрытия, пехота сгрудилась вокруг танков, так что скорость продвижения была черепашьей. Вынырнув из дымовой завесы, гвардейцы попали под перекрёстный огонь вражеских блиндажей и бункеров. Поддерживающие наступление танки маневрировали между воронками для скорейшего выхода на позиции. Первый «Махарий», весь покрытый выбоинами от лазерных лучей и пуль, открыл ответный огонь из своих спаренных орудий главного калибра, ровняя с землёй траншеи предателей. Второй «Махарий» попытался пробиться к противнику, однако артиллерийский снаряд разорвался в непосредственной близости от танка. Силой взрыва у машины разворотило правые гусеницы и бронированный колосс оказался обездвиженным посреди «ничейной земли». Дела у ползущей по выжженной земле бронетехники обстояли неважно. Второй «Леман Русс» подорвался на мине, а его экипаж, спешно покинувший дымящийся остов, был перебит огнём тяжёлых стабберов.

На левом фланге наступления, гвардейцы 65-ой роты преодолевали под миномётным обстрелом еретиков самый крутой участок хребта. Позади них, две резервные роты подтянулись к передовым траншеям, ожидая приказа начать наступление. И замыкал войсковой резерв эскадрон Всадников Смерти, выжидающий возможности развить успех наступления.

Сражение продолжалось целый день. Ревели и грохотали артиллерийские снаряды, поскольку обе стороны старались ответить на артобстрел своей контр-бомбардировкой. В центре, 53-я рота успешно достигла траншей изменников и теперь зачищала их гранатами и штыками. Казалось, мятежники откатились на свои укреплённые позиции. В атаку устремилось больше взводов, в надежде развить первоначальный успех и отбить неизбежную контратаку. Требовалось больше людей и тяжёлого вооружения, если имперцы надеялись удержать только что захваченные позиции. На помощь была отправлена батарея счетверённых гаубиц, однако она попала под вражеский артобстрел и, потеряв все тягачи класса «Кентавр», была оставлена на «ничейной земле».

Еретики начали контрнаступление «человеческой волной», устремившейся на гвардейцев из под прикрытия второй линии обороны. Ревя и вопя, культисты бежали сквозь огонь лазерных лучей и прыгали в траншеи. Солдаты схлестнулись в ожесточённой рукопашной схватке, убивая друг друга мечами, топорами, штыками и голыми руками. В беспорядочной свалке, командира отряда пронзили в грудь штыком и оставили умирать. Не отступившие криганцы были перебиты или же взяты в плен, а траншея вновь перешла в руки предателей.

У Форта С-585, Капитан Фодор укрылся за остовом «Махария», руководя передовыми взводами и пытаясь определить среди вражеских позиций цели для миномётных расчётов. Дымовая завеса рассеялась, однако облака густой пыли всё ещё клубились над полем боя, к тому же небо начало постепенно сереть, что предвещало начало печально известных Враксианских ливней. Шальная пуля срикошетила от танка и угодила Капитану в шлем, выбив из равновесия. К счастью, ранения удалось избежать. Оклемавшись, Фодор увидел, как единственный уцелевший «Махарий» прямым попаданием разнёс укреплённый феррокритовый бункер вместе с прилегающей стеной. Танк рванулся в пробитую брешь, подавляя врага огнём тяжёлых болтеров, а экипаж тем временем лихорадочно перезаряжал орудия главного калибра.

Капитан дал сигнал ведущим взводам и поднялся со своим командным отрядом из укрытия. Вынув из кобуры лазерный пистолет он повёл гвардейцев в атаку, вдохновляя их своим примером. Сантиметр за сантиметром, кратер за кратером, они приближались к своей цели. Вскоре криганцы уже кидали гранаты во вражеские траншеи и укрытия. Еретики всё ещё оборонялись в блиндажах и бункерах. Ища укрытия, Фодор прыгнул в кратер, где уже лежали разорванные шрапнелью тела пяти гвардейцев. Капитан был близок к цели. Будь у него ещё несколько штурмовых отрядов, он смог бы захватить опорный пункт. Подозвав вокс-оператора, Фодор увидел, как тот взлетел в воздух, подорвавшись на мине и потеряв ногу. Капитан подполз к стонущему от нестерпимой боли раненому, дотянулся до вокс-передатчика и запросил поддержки. Высылайте вторую волну гвардейцев и цель будет захвачена, передал он командованию.

В то время, как Фодор сражался за свою жизнь, интенсивность бомбардировок начала спадать, когда артиллеристы вошли в ритм. В криганских траншеях солдаты второй волны ещё проводили реорганизацию и распределяли дополнительное снаряжение, когда поступил срочный приказ начать наступление. Квартирмейстеры подняли людей на ноги и гвардейцы столпились у парапетов, отправляясь на «ничейную землю».

Из солдат Фодора лишь немногим удалось достичь Форта С-585. Засев во вражеских траншеях и обороняя свои фланги, они наиболее глубоко вклинились в оборону противника и теперь, как и в предыдущих случаях, наступление начало захлёбываться под шквальным огнём еретиков.

Вторая волна катилась по пустошам подобно серому приливу. Криганцы пригибались от взрывов всё ещё продолжающегося артобстрела. Штурмовые отряды бежали вперёд, не обращая внимание на отставших и раненых товарищей, сражённых прицельным огнём бунтовщиков. Вскоре они достигли позиций Фодора и, со штыками наперевес, устремились к Форту С-585. Многие погибли, но ещё больше добежало до вражеских траншей и укреплений. Криганцы кололи и рубили изменников, тесня противника назад. С лазерным пистолетом в руке, Капитан лично повёл атаку на бункер. Даже после прямого попадания «Махария», Фодор мог различить фигуры, ещё удерживающие оборону внутри строения. Он собрал выживших и повёл их в атаку через вражеские траншеи. Капитан приказал гвардейцам кидать гранаты за каждый угол, в каждое укрытие. Подобравшись ближе, он вызвал отряд огнемётчиков и, когда они окатили брешь раскалёнными струями прометия, гвардейцы ринулись в атаку. Вторая струя подожгла все внутренние помещения бункера и мгновенно Фодор, паля из лазерного пистолета, прыгнул в объятый пламенем проём. За ним последовали криганцы и быстро прикончили немногих выживших еретиков в рукопашном бою. Во время схватки, Фодору в запястье попала пуля, что вынудило его выкинуть лазерный пистолет. Истекая кровью, страдая от боли и с головы до ног покрытый сажей, Капитан отказался покинуть строй и организовал оборону периметра.

Первый из множества бункеров Форта С-585 пал под натиском имперцев, а за ним вскоре последовали и остальные, каждый был захвачен после яростного штурма. Когда прибыли подкрепления, уцелевший «Махарий» установили в качестве дополнительного бастиона крепости. 54-ая рота захватила свой объект и теперь, похоже, накопила достаточные сил для его удержания.

Наступления на остальных участках линии фронта развивались плохо, по большей части солдаты залегли на «ничейной земле», укрываясь от смертоносного огня в воронках. По мере того, как известия об успехе 54-ой роты распространялись, имперцы возобновляли свои атаки. Теперь, когда 54-ая рота зачищала передовые траншеи врага, сила артиллерийского огня еретиков стала слабеть. Вскоре от 52-ой и 31-ой рот поступили сообщения об успешном выполнении поставленных задач. Первая линия обороны «Могильного Хребта» пала.
EnsiferumДата: Пятница, 17.08.2012, 08:31 | Сообщение № 11
Месть и анархия!
Фракция: Глав.модератор
Сообщений: 445
У вас
Награды: 5
Слава: 26
Статус:
Верхом на Молнии

В то время, как штурмовые роты 468-ого полка захватывали вражеские позиции, разразилась буря, возвестившая о себе вспышками молний и раскатами грома. Тёмные серные облака обрушились на поле боя муссоном, мигом превратившим вулканическую пыль планеты в серую грязь. По мере разрастания бури, штурмовые челноки класса «Коготь Ужаса» и более крупные десантные суда с находящегося на орбите «Сердца Анархии» устремились к Враксу.

Недра линкоров Хаоса извергли свой чудовищный груз, а канониры нацелили пушки на поверхность планеты. В траншеях и блиндажах по всей Ван Мирсландской Пустоши гвардейцы ощутили сокрушающую мощь орудий космических кораблей. Орбитальная бомбардировка, предвещавшая прибытие десантных судов, обрушилась на уже истерзанную и выжженную поверхность Вракса. Воздух шипел и трещал от ударов батарей корабельных излучателей, местами спекая своей неистовой энергией камень в чёрное стекло. Макро-пушки создавали на поверхности планеты громадные кратеры, круша скалы и оставляя плотные облака смешанного с пылью кордита. Осадные полки ничем не могли ответить на обрушившийся на них огненный дождь. Ни одна контр-бомбардировка не могла подавить огонь этого врага. Траншеи уничтожались единственным попаданием, тяжёлую артиллерию корёжило и подбрасывало в воздух подобно детским игрушкам. Криганцы спешили укрыться от захлестнувшей их бури.

Капитан Фодор наблюдал за орбитальной бомбардировкой из захваченного полуразрушенного бункера, его раненая рука была спрятана под шинелью, образовав на груди красное пятно. Он увидел, как серое небо прочертила жёлтая полоса пламени, оставшегося за вошедшим в атмосферу снарядом макро-пушки. Отдалённый взрыв взметнул к небесам грибовидное облако, прежде чем до Капитана добралась взрывная волна. Повсюду с небес лился огонь. Даже по его линии траншей у основания Могильного Хребта пришлось прямое попадание, ударная волна от которого тряханула бункер подобно землетрясению.

Всё больше молний пронзали небо, когда десантные челноки врывались в атмосферу, влача за собой огненные хвосты. Небеса потемнели от десантных капсул, чьи ускорители работали на полную мощность и гнали их к заветной цели. Десантные корабли извергли из своих недр кровожадные, святотатственные и безумные воинства последователей Тёмных Богов.

Орбитальная бомбардировка прекратилась сразу после начала высадки. Большинство хаоситов нацелили свои атаки на внутренние линии имперской обороны. Банды Берсеркеров Кхорна, такие как «Забирающие Черепа», Берсеркеры Скаллатракса и кошмарные легионеры Пожирателей Миров неистовствами в траншеях, вырезая всех подвернувшихся под руку. Это была не лобовая атака через «ничейную землю» и оборона криганцев оказалась не подготовлена к столь внезапному нападению. Противовоздушная оборона практически отсутствовала, а основные силы полков сосредотачивались на передовой. В мгновение артиллерийские позиции и жизненно важные траншеи снабжения попали в руки врага. Секиры и болтерные пистолеты сумасшедших воинов Кхорна превратили командные блиндажи в чудовищные затопленные кровью бойни. Неразбериха и хаос царили повсюду, как того и желал Владыка Резни. Отдельные схватки в тщательно организованной траншейной войне не могли исправить положения криганцев, внезапно обнаруживших себя в кружении противника. Сообщения о нападениях приходили из отдалённых секторов, лежащих, как ранее считалось, вне досягаемости еретиков.



В Форте С-585, Капитан Фодор и его люди были атакованы закованными в алую броню предателями из банды «Забирающих Черепа». Каждый изменник являлся безумным, разъярённым убийцей с неутолимой жаждой крови. Космические Десантники Хаоса вырвались из десантных капсул и вскоре прорубали себе дорогу через траншеи, оставляя на своём пути нагромождения из разрубленных на части гвардейцев. Это был отчаянная рукопашная, но у криганцев практически не было шансов выжить. Теперь им противостояли не обычные люди, чью плоть и волю можно было сломить в бою, но ведомые всей мощью Богов Хаоса Космические Десантники. Они были неудержимы, разрывая имперцев в клочья целыми отрядами. Капитан Фодор попытался сплотить своих людей, но многие уже отступали через «ничейную землю». Он видел, как массивный «Махарий» вёл огонь тяжёлыми болтерами даже когда проклятые легионеры карабкались на башню танка. Изменники оторвали люки и вытащили из машины вопящих членов экипажа. Один из Чемпионов Кхорна схватил и поднял на вытянутой руке брыкающегося командира машины. Берсеркер оглядел смертного и снёс гвардейцу голову окровавленным топором. Отшвырнув обезглавленный труп в сторону, чемпион взревел в триумфе и спрыгнул с башни в поисках новых жертв.

Солдаты Фодора повсюду вели огонь из уцелевших амбразур полуразрушенного бункера. Теперь настала очередь Капитана отбиваться от наступающих врагов. Первого прыгнувшего в брешь Космодесантника Хаоса испепелило выстрелом мельта-пушки, превратив силовую броню легионера в оплавленный кусок металла, но за ним последовали остальные. Гвардейцы укрылись от заброшенной внутрь гранаты, однако были оглушены мощным взрывом. За первой гранатой прилетела вторая, а потом и третья, наполнив помещение едким дымом. Хаоситы ворвались сквозь дымовую завесу в брешь с воздетыми над головами цепными топорами и мечами. Своей здоровой рукой Фодор вынул меч и сделал выпад в сторону ближайшего противника. Его удар парировали, а клинок разбили цепным топором. Мощным ударом плеча Космодесантник отшвырнул Капитана на пол, оглушив криганца. Берсеркеры не отставали от своего главаря и вскоре сопротивление в бункере было подавлено. Повсюду лежали растерзанные тела имперцев, их отрубленные головы были свалены в кровавую кучу. Пол был скользким от стекающей со стен крови. Оглушённый и раненый, Фодор полз по липкому полу в поисках выхода, но внезапно мощным движением его оторвали от земли. Едва находясь в сознании, он увидел исходящую паром решётку красного шлема, глазницы которого светились гибельным светом. Шлем был измазан кровью и инкрустирован множеством богохульных рун. Фодор начал задыхаться, когда бронированная перчатка Космодесантника Хаоса стиснула его шею. Зубья цепного меча пришли в движение и одним ловким ударом Берсеркер добавил голову Капитана криганцев к нагромождению кошмарных трофеев.

Атака «Забирающих Черепа» сбросила 468-ой полк с «Могильного Хребта». Внезапная планетарная высадка смела имперцев и восстановила линию фронта.

Контрнаступление – Катастрофа в секторе 61-47

Неожиданное нападение Хаоса повергло полки Корпусов Смерти в смятение и в одночасье изменило природу осады Вракса. Неторопливая, статичная война на истощение внезапно стала более изменчивой, ведь теперь еретики получили возможность наносить удары в глубокий тыл лоялистов. Единая и длинная линия фронта более не была единственным полем битвы. Хотя первые удары нанесли колоссальный урон, но пока что прибывшие на помощь Кардиналу подкрепления не располагали достаточным количеством тяжёлого вооружения, чтобы сокрушить укрепления гвардейцев. Хаоситы не могли удержать захваченную в результате рейдов территорию и, когда первоначальный шок спал, криганские полки начали приходить в себя. В некоторых местах линия фронта была прорвана, а враг закрепил успех и отбросил имперцев назад, в других же, гвардейцы не дрогнули и успешно отбили все атаки. В последующие недели, с орбиты будет доставлено большое количество снаряжения с оружием и войска Хаоса попытаются начать более серьёзные наступления. Силы Кардинала-Отступника также не преминут воспользоваться слабостью имперских сил и постараются отбить потерянные территории. Там, где ранее вокруг крепости Вракса чётко пролегало кольцо траншей, теперь ситуация была не так ясна. Кое-где линия фронта осталась невредима, а в некоторых местах гвардейцы были вынуждены отступить и войска изменников заняли позиции, утерянные более года назад.

Вставшая перед Корпусами Смерти проблема заключалась в том, что удерживая столь долгое время инициативу в своих руках, решая, где и когда наносить следующий удар по мятежникам, теперь они эту инициативу утратили. Сейчас война приобрела характер оборонительной и лоялисты старались хотя бы удержать свои позиции, отбивая яростные наступления воодушевлённых прибытием помощи бунтовщиков.

Проблема снабжения стояла ещё острее, чем раньше. После потери контроля над системой Вракса, оказались перерезаны линии снабжения 88-ой Осадной Армии. Подкрепления, оружие, боеприпасы, горючее и провиант доставлялись на планету из других систем, и хотя имеющихся запасов хватало надолго, восполнить их больше возможности не было. Ситуация складывалась крайне тяжёлая. Как долго криганцы смогут вести войну с постоянно тающими резервами? Основываясь на тысячах полученных от Квартирмейстеров отчётов, штаб Лорда Командира Зёлка принялся вычислять, сколько ещё смогут продержаться имперцы.



К этому времени известия о постигшей Вракс катастрофе, достигли верховного командования Сегментум Обскурус на Кадии. Обеспокоенные, что спустя десять лет ожесточённой войны миссия на Враксе оказалась под угрозой полного провала, командование назначило расследование для выяснения причин, что же пошло не так. Возглавляемое Верховным Логистиканом Департаменто Муниторум Истаром Орнием, расследование имело право лишить власти любого представителя нынешнего командования в том случае, если вскроются факты пренебрежения кем-либо из офицеров долгом перед Императором. Новости о надвигающемся разгроме в обязательном порядке должны были быть переданы Лорду Департаменто Муниторум, а от него, вне всяких сомнений, достигнут ушей самих Верховных Лордов Святой Терры. Их гнев от поражения и впустую растраченных ценных ресурсов приведёт к крушению многих карьер, и немало офицеров угодят в штрафные легионы или же отправятся противостоять нарастающей угрозе Тиранидов на Восточных Рубежах. Однако политические интриги, имевшие целью сохранить лицо и карьеру, ничем не могли помочь Корпусам Смерти, перед которыми на Враксе встала угроза полного уничтожения.

Тем временем на головы Криганцев обрушились новые беды. Надвигалась новая угроза. К западу от Шалийского Плато, потерпевший крушение «Бич Ахарона» извергал из своих недр всё новые и новые нечестивые воинства. Во время аварийной посадки космического корабля погибли многие, но ещё большее число выжило и теперь еретики готовились вступить в сражение. Они были далеко за линией основной обороны имперских гвардейцев, однако облегчения данное обстоятельство не приносило, ибо вместе с сумасшедшими воинами Хаоса маршировали могучие Титаны Легио Вулканум.

Подобно их союзникам из Космического Десанта, Легионы Титанов некогда были верны Императору, но во время Великой Ереси, многие пали перед соблазнами Тёмных Богов и примкнули к Гору. Пережившие поражение мятежного Примарха отступили в Око Ужаса, где, окружённые скверной варпа и защищённые от разрушительного воздействия времени, Титаны выжидали момента для нанесения ответных ударов по Империуму. В надежде свергнуть божественное правление Императора, они присоединялись к отправляющимся в Чёрные Крестовые Походы воинствам Хаоса.

Выползшим из «Бича Ахарона» ордам требовалось преодолеть 160 километров по поверхности Вракса, однако они продвигались, не встречая сопротивления. Криганские полки узнали о приближении новой армии лишь когда она миновала ущелье Моры и подошла вплотную к границам сектора 60-53. Теперь, когда арьергард 1-ого Корпуса оказался под угрозой, 88-ой Осадной армии пришлось спешно выдвигаться для перехвата приближающегося противника. Эта задача была возложена на 101-ый полк 11-ого Штурмового Корпуса, который теперь массово отзывали с передовой и снабжали бронетанковой поддержкой для противостояния еретикам.

101-ый полк начал выдвижение навстречу врагу в 119823.М41. Когда им удалось выйти на позиции для начала контрнаступления, хаоситы продвинулись ещё на 50 километров южнее, заняв бывшую вторую линию обороны мятежников. Складывалась опасная стратегическая ситуация. Лоялистов теснили с фронта, а с тыла враг угрожал отрезать 1-ый Линейный Корпус от остальной армии. На пути еретиков стоял лишь 101-ый полк, готовящийся начать контрнаступление . В случае провала, имперцам придётся дорого заплатить за неудачу.

Сражение началось в 158823.М41. Первыми шли танки 101-ого полка, продвигаясь вперёд дисциплинированной линией. Каждый «Леман Русс» и «Махарий» вздымал за собой столб пыли. Машины ехали со скоростью пешего человека парадным строем. За ними следовал штурмовой корпус, несколько «убийц Титанов», сверхтяжёлых танков класса «Теневой Меч» и «Грозовой Клинок». Далее следовала пешая пехота и замыкали колонну буксиры с полевой артиллерией. Тяжёлая артиллерия отсутствовала, поскольку не было времени переправить орудия с боеприпасами. Также не хватило времени на проведение наземной разведки.

Надвигающаяся орда состояла из рабов-мутантов, зверолюдей, предателей, пиратов и иных отбросов галактики, что явились на Вракс грабить и искать благоволения Тёмных Богов. Еретиков вели в бой ветераны тысяч сражений - банды Космических Десантников Хаоса. Над ними возвышались Титаны, сотрясая своей поступью землю и транслируя над полем боя святотатственные литании, что ввергали нечестивое воинство в неистовство.

Командиры 1-ого корпуса поднялись вместе с комиссарами на небольшое возвышение для лучшего обзора поля предстоящей битвы. Они осматривали изувеченный и испещрённый воронками ландшафт. По мере того, как облака пыли приближалось, гвардейцы высматривали врага, зная, что первыми в зоне видимости появятся чудовищные силуэты Титанов.

На деле же первый удар еретиков оказался для имперцев полной неожиданностью, поскольку его нанесла ворвавшаяся в беспокойные небеса Вракса авиация хаоситов. Подобно рою озлобленные шершней, самолёты обрушились на беззащитные колонны танков. Когда были сброшены бомбы, лучи лазерных пушек прорезали передовые части бронетанковые дивизий. Одна за другой машины исчезали в сполохах пламени. Коричневые гейзеры земли и камня вздымались к небесам, когда хорошо дисциплинированные колонны рассеялись в поисках укрытия от неожиданно возникшей угрозы. До сих пор, авиация не принимала участия в осаде Вракса. В одночасье сражение за планету распространилось и на воздушную стихию, в которой теперь безраздельно господствовали хаоситы. Израсходовав боезапас, вражеские самолёты исчезли так же внезапно, как и появились. Невзирая на потери, танковые группы неуклонно шли вперёд. К этому времени на горизонте появился первый противник. Стали отчётливо видны яркие вспышки от залпов тяжёлых орудий Титанов. Передовые танковые части схлестнулись с наступающими еретиками, а высадившаяся из «Химер» пехота заняла оборонительные позиции и ждала команды открыть огонь. Слева и справа виднелись столбы пыли от приближающихся бронетанковых клиньев еретиков.

Полевую артиллерию отцепили от «Кентавров» и оперативно подготовили к стрельбе. Вскоре по полю боя прокатился грохот от залпов счетверённых гаубиц. Один за другим, взорвались четыре снаряда, загородив поднятым облаком пыли обзор криганскому командиру.

С данного момента приходилось полагаться только на вокс-передатчики. На передовой, похоже, враг смял позиции пехоты и дымящиеся остовы «Химер» дополнили гнетущий пейзаж. Тем временем Титаны пристрелялись и теперь собирали с имперцев кровавую дань. Коричневые столбы пыли превращались в синевато-чёрный дым, когда машины уничтожались сокрушительной мощью турболазеров, бластеров Гатлинга и пушками класса «Вулкан». Хоть танки и вели ответный огнь, но их снаряды легко останавливались пустотными щитами Титанов. Даже со сверхтяжёлыми «Теневыми Мечами» и «Штормовыми Клинками» битва была неравной. Один из «Теневых Мечей» вышел на позицию для стрельбы, однако не смог пробить пустотные щиты. Ответный залп турболазера повредил орудие главного калибра, а секунду спустя серия попаданий пришлась по моторному отделению и башне, тотчас испепелив командира. Выжившие члены экипажа в спешке покинули машину, поскольку полностью заряженные конденсаторы танка могли рвануть в любой момент. Пока они спасались, вокруг рвались сотни снарядов и воздух прорезали лучи лазерных пушек.

С левого фланга к сражению присоединились бронетанковые части еретиков. Ведомые массивными «Рейдерами Лэнда», «Хищниакми» и «Защитниками», хаоситы обменивались ударами с «Леман Руссами». Наступление криганцев уже выдохлось после столкновения с сокрушительной мощью Титанов, а непреклонное продвижение Космических Десантников Хаоса усеяло поле боя остовами подбитых машин. Битва бушевала более двух часов, становясь всё более ожесточённой, однако поступающие сообщения указывали на неизбежное – танковая атака провалилась. Противник вновь перешёл в наступление, возглавляли которое марширующие меж взрывов и пламени Титаны. Контратака 101-ого полка была отбита и над гвардейцами нависла угроза полного разгрома. Поступил приказ начать отступление, и для прикрытия организованного отхода вперёд выдвинулись резервные танковые части. Из шестнадцати «Леман Руссов» назад не вернулся ни один. Всю ночь раненые и покрытые сажей экипажи подбитых танков пытались пробраться к своим через теперь уже вражескую территорию. Тем временем еретики праздновали победу и захватывали оставленные машины, которые в будущем они смогут обратить против имперцев.

Слушая хор голосов в вокс-узлах, командующие 101-ого полка считали столбы дыма, вздымающиеся над полем боя. Пятьдесят два, а сколько ещё скрывали облака пыли, и ведь некоторые машины не загорелись. Потери были чудовищные, особенно в бронетехнике. В целом, имперцы лишились семидесяти танков, включая одиннадцать сверхтяжёлых, а также двадцати семи артиллерийских орудий и пока не подсчитанного числа гвардейцев.

Отступления

Поражение 101-ого полка означало, что поддерживать кольцо блокады вокруг крепости Вракса было более невозможно. В результате победы еретиков 1-ому Линейному Корпусу было приказано оставить позиции и отойти на запад. Но даже в этом случае у гвардейцев было мало шансов избежать столкновения с надвигающимся на них Джаггернаутом. Восточный фланг внутренней линии обороны также пришлось покинуть, чтобы спасти уцелевшие силы. 19-ый полк получил приказ охранять арьергард. Это было равносильно смертному приговору, поскольку гвардейцы окажутся в ловушке между наступающими ордами хаоситов и непреодолимым Демусским разломом. От криганцев требовалось держаться до последнего человека, сформировав очаг сопротивления, который позволит армии перегруппироваться и подготовиться к отражению надвигающейся угрозы. 19-ый полк не будет снабжаться и враг неминуемо сомнёт их, особенно в случае применения Титанов. Подобные жертвы были необходимы для исправления стратегической ситуации – пусть даже и ненадолго.

3-ий, 5-ый и 15-ый полки покинули свои траншеи в 163823.М41, двигаясь на северо-запад и заняв позиции, на данный момент удерживаемые 30-ым Линейным Корпусом. 30-ому, в свою очередь, также предписывалось отступить и оборудовать оборонительные рубежи на руинах Жилой Зоны Два. Линия фронта была проложена строго параллельно служебной дороге, ведущей на юго-восток. Им на помощь будут отправлены подразделения из 11-ого штурмового корпуса для формирования мощного опорного пункта. В движение пришли сотни тысяч людей и машин, в спешке сооружающих новые укрепления по мере приближения безумных орд.

Война с чётко обозначенной линией фронта, теперь превратилось в сущий кавардак, в котором гвардейцам приходилось одновременно оборонять несколько направлений от нападений еретиков. Ситуация в восточных секторах стала чрезвычайно изменчивой и непредсказуемой. Даже малые шансы захватить крепость Вракса в означенные планом кампании сроки были утеряны навсегда.

Потребуются серьёзные усилия только для того, чтобы осада Вракса не закончилась катастрофическим разгромом.
Форум » Империум » Империум » Осада Вракса
Страница 1 из 11
Поиск:

 
Вверх
ПРИ ПОЛНОМ ИЛИ ЧАСТИЧНОМ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛА ССЫЛКА НА НАШ САЙТ ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Все материалы представлены на сайте для ознакомительных целей. Все логотипы, торговые марки являются собственностью их законных правообладателей!
Дизайн разработал TERR

Прокрутить вверх


Сайт управляется системой uCoz